Курс рубля для определения размера ввозных таможенных пошлин необходимо зафиксировать на досанкционном уровне. Об этом говорится в письме президента объединения малого и среднего бизнеса «Опора России» Александра Калинина к министру финансов Антону Силуанову (есть у «Ведомостей»).  

Российские предприниматели, деятельность которых связана с импортом продукции, в последние дни столкнулись с существенным ростом издержек, связанных с предстоящей уплатой таможенных платежей, которые рассчитываются исходя из стоимости импортных товаров по нынешнему курсу евро, доллара и иных валют, отмечается в письме. Размер ввозной пошлины определяется курсом рубля на дату регистрации таможенной декларации, т. е. фактически на дату ввоза (согласно ст. 38 Таможенного кодекса ЕАЭС). Тогда как контракты на импорт были заключены еще до резкого падения курса рубля, пишет Калинин.

Бизнесу могут дать послабления за нарушения валютного контроля

Взрывной рост таможенных платежей по импортируемой продукции негативно скажется на реализации проектов в сфере производства, торговли, а также приведет к повышению конечных цен на внутреннем рынке, предупреждает президент объединения. «Опора» предлагает ввести такую меру до конца года, уточнил Калинин «Ведомостям». По его словам, это не создаст дополнительных выпадающих доходов для бюджета, по крайней мере, формально, поскольку суммы ожидаемых поступлений проектировались исходя из курса валют в «прошлой реальности». 

Рост расходов на логистику, ослабление курса, повышение в связи с этим размера таможенных пошлин и ввозного НДС может привести к подорожанию товаров в два раза уже в ближайшее время, заявил Калинин. Нужно принять оперативные решения, которые позволят хотя бы частично сдемпфировать негативный эффект, полагает он. Проблему с определением ввозного НДС тоже потребуется решать, поскольку размер этого налога рассчитывается аналогично пошлине: исходя из курса рубля, фактически на дату ввоза, добавил Калинин.

Но механизм в данном случае может быть чуть более сложным, поскольку импортер вправе предъявить этот налог к вычету. Впрочем, поскольку НДС сразу транслируется в цены, для потребителя в моменте мало что меняется от того, что предприниматель может уменьшить налогооблагаемую базу на размер входящего налога, отметил Калинин.  

 «Ведомости» направили запрос представителям Минфина и Минэка.  

Нагрузка по ввозным пошлинам в случае фиксации курса на уровне 77 руб./$ при исчислении таможенных пошлин сохранится на прежнем уровне, а в случае отсутствия такой меры вырастет не менее чем на 70%, согласился бизнес–посол «Деловой России» в Пекине Александр Сучков.

Кроме непосредственно рисков роста фискальной нагрузки появилась проблема оплаты продукции иностранным поставщикам, например в Китае. Так, 9 марта ни на доступных для российских компаний биржах, ни в обслуживающих банках было невозможно купить валюту дешевле, чем 22,5 руб. за юань, в то время как курс ЦБ РФ составлял 16,7 руб. То есть дополнительные издержки на конвертации составляли 34%, подчеркнул он. Нужно срочно навести порядок в организации валютного оборота в России и обеспечить бизнесам, торгующим с Китаем, возможность закупки юаней по курсу, приближенному к курсу ЦБ, предложил Сучков. Иначе конечные потребители товаров будут должны оплачивать еще и аппетиты валютных спекулянтов, а бизнесмены — терпеть убытки и закрывать компании, резюмировал представитель «Деловой России».

Нужно максимально содействовать тому, чтобы внешние торговые потоки не остановились, а по возможности еще и замещались из альтернативных Западу стран, отметила старший научный сотрудник Лаборатории макроэкономических исследований РАНХиГС Галина Баландина. Поэтому нужно искать пути для снижения стоимости продукции для импортеров: с этой точки зрения уменьшение фактического размера пошлины через фиксацию курса – разумная мера, полагает она.

Но проблема в том, что правило определения ввозной пошлины исходя из курса на день регистрации таможенной декларации – норма не национального, а международного законодательства, в данном случае – требование Таможенного кодекса ЕАЭС, добавила эксперт. Смогут ли партнеры по союзу понять, что Россия в экстраординарной ситуации идет на нарушение кодекса, пусть и временное, и либерализацию нормы международного договора на национальном уровне – пока вопрос.

Финансовые власти придумали способ использования резервов под санкциями

Платежи по российскому внешнему долгу будут конвертироваться в валюту только из замороженных средств

Любые дополнительные платежи, безусловно, транслируются в цену товаров, продолжила она. Но средняя ставка ввозной таможенной пошлины 3%, эффект от фиксации курса будет сравнительно небольшим, с учетом того, какими темпами идет ослабление рубля, резюмировала Баландина. 

По данным ФТС, импорт в 2021 г. составил $293,4 млрд (+27% относительно 2020 г. и +20,5% – относительно доковидного 2019 г.). Увеличение стоимостных объемов было связано не только с ростом цен импорта (+10,4%), но и с увеличением физических объемов ввоза товаров (+15%). Импорт в Россию из ЕС вырос на 19,4% до $93,9 млрд. Доля стран Европы в общем объеме ввоза в РФ снизилась на 2 п. п.

Основным фактическим поставщиком оборудования для российской промышленности постепенно становятся отечественные производители, Западная Европа опускается на второе место, а на третье место поднимаются Китай и Индия, сообщали в 2019 г. эксперты РАНХиГС в исследовании предпочтений по закупкам российских промышленных предприятий (с того момента аналогичные опросы не проводились).

«Однако с точки зрения инвестиционных предпочтений российских предприятий рейтинг стран – производителей машин и оборудования выглядит по–иному. Первое место по–прежнему уверенно занимает западноевропейское оборудование, хотя его позиции и снизились из–за влияния санкций и усилий по импортозамещению. Сейчас 60% российских предприятий хотели бы закупать западноевропейское оборудование. А в 2011 г. таких было 78%», – пишут авторы исследования.

Отечественное оборудование за 2019 г. потеряло четыре пункта в рейтинге предпочтений покупателей и осталось на втором месте. Американские и японские машины за год практически не изменили свои позиции и остаются желанными для 28% российских предприятий. На четвертом месте закрепились производители из Китая и Индии, добившись в 2019 г. расположения 14% российских предприятий. 

В 2021 г., по данным другого опроса РАНХиГС, российский бизнес называл курс рубля и подорожавший из–за этого импорт третьим стоп–фактором в рейтинге препятствующих выходу из пандемического кризиса причин. На первом месте был недостаточный потребительский спрос внутри страны, на втором – высокая неопределенность.

Обсудить Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на сайте

Источник: vedomosti.ru