С начала 2000-х любой новейший кризис принято ассоциировать с Величавой депрессией 1930-х. Сегодняшний глобальный локдаун тоже можно сравнить с той эрой – но не столько по масштабам безработицы, которая в отличие от периода той депрессии имеет остальные предпосылки и, соответственно, проще лечится муниципальным стимулированием совокупного спроса, сколько по чувственному восприятию людей. Тогда и, и на данный момент люди расстроены, растеряны и не представляют, как все устроится в дальнейшем. Кажется, жизнь уже не будет таковой, как до этого, что, вообщем, не означает, что новое будущее не окажется красивым.

Масштабные вызовы постоянно стимулировали умственную элиту к предложению новейших мыслях. Одной из их тогда, в 1930-х, стал Чикагский план, разработанный ведущими экономистами, включая Ирвинга Фишера. Его сущность состояла в кардинальной перестройке банковской системы с введением 100%-ного резервирования. Практически речь шла о том, чтоб центральный банк возвратил для себя полный контроль над валютной массой (и забрал у банков право «создавать средства из воздуха»), сразу решив задачи с госдолгом и риском набегов на банковскую систему. Невзирая на поддержку плана академическим обществом, он так и не был реализован. Но в 2012 г. опосля глобального денежного кризиса к данной нам идее возвратился МВФ, продемонстрировав, что главные положения Чикагского плана полностью можно применять в современных критериях. Экономический эффект от этого МВФ оценил в 10% ВВП.

Источник: vedomosti.ru