23 декабря в центральном выставочном зале «Манеж» в очном формате прошла большая итоговая пресс-конференция Владимира Путина, которая продолжалась 3 часа 56 минут. «Ведомости» выбрали самые интересные ответы президента.

Об экономической ситуации в пандемию

«У нас уровень спада экономики составил 3%, что гораздо ниже, чем во многих ведущих экономиках мира, и мы восстановились гораздо быстрее, чем другие страны».

О том, угрожает ли Россия Западу

«Не мы кому-то угрожаем. Мы, что ли, пришли туда, к границам США? Или к границам Великобритании, или куда-то? К нам пришли и теперь еще говорят: нет, теперь и Украина будет в НАТО. Значит, и там будут системы. Или, бог с ним, не в НАТО – на двусторонней основе будут базы и ударные системы вооружений. Вот о чем идет речь.

А вы требуете от меня каких-то гарантий. Вы должны дать нам гарантии – вы! И немедленно, сейчас. А не забалтывать это десятилетиями и под такой мягкий говорок о необходимости обеспечения безопасности для всех делать то, что планируют. Вот о чем речь. Ну разве мы угрожаем кому-то?»

О демографии

«У нас сейчас 81 с небольшим, по-моему, миллион человек в работоспособном возрасте. Мы должны серьезно увеличить это к 2024-му, к 2030 г. Это один из факторов экономического роста. Я уже не говорю – еще раз хочу это подчеркнуть – про геополитическую составляющую этого важнейшего вопроса, про гуманитарную. Так что сбережение народа, о котором говорил Солженицын, становится и является одной из важнейших задач и одним из драйверов роста».

О проблемах газового рынка Европы

«Мы же говорили, хочу повторить: не надо разрушать долговременные контракты. Нет, твердила нам Еврокомиссия, надо переходить на рыночные отношения, рынок отрегулирует. Вот он отрегулировал – две с лишним тысячи долларов за тысячу кубов. Пожалуйте бриться!»

О гарантиях безопасности России

«Мы что ли ставим ракеты рядом с границами Соединенных Штатов? Нет. Это Соединенные Штаты пришли со своими ракетами к нашему дому, на пороге нашего дома находятся уже. Ну разве это какое-то избыточное требование — не ставить больше ударных систем у нашего дома? Чего здесь необычного?

Как бы американцы отнеслись, если бы мы взяли на границе между Канадой и США или на границе Мексики и США и поставили бы наши ракеты? А что, разве у Мексики и США не было никогда территориальных вопросов? А Калифорния кому принадлежала раньше? А Техас? Подзабыли что ли?»

О ситуации на Украине

«Мы должны были совсем безвольно смотреть на то, что происходит на юго-востоке, в Донбассе, который изначально, даже при организации Советского Союза в 1922–1924 гг., не мыслил себя иначе как частью России. Но его туда Ленин с сотоварищами затолкнули силой. Сначала решили взять в Россию, а потом сказали: надо перерешить».

О политической воле к обязательной вакцинации

«Уровень вакцинирования, коллективного иммунитета у нас низкий – 59,4%. Наши соседи говорят о необходимости достижения 90–95%, а у нас 59,4%, низкий, – вот вам и результат.

Нужно ли вводить какие-то меры преследования на этот счет? Я думаю, что нет. Дело совершенно не в какой-то политической воле. Дело в том, что всегда сила действия равна силе противодействия. Как только начнешь давить, так у нас же народ изобретательный – сразу появятся способы обойти это стремление надавить, и будут найдены эти способы».

О повышении ставки ЦБ

«Я знаю неудовлетворенность реального сектора от повышения ставок. Но если этого не делать, то у нас может быть как в Турции. <…> Вам может показаться это странным: я не вмешиваюсь в работу Центрального банка, но оцениваю ее положительно и полагаю, что, в принципе, мы находим золотую середину».

О поддержке бизнеса в период антиковидных мер

«Кстати говоря, и результат-то неплохой. Я же сказал, что мы вышли из кризисного состояния быстрее, чем очень многие другие экономики мира. И упали меньше, и вышли быстрее. Это же результат».

О проекте высокоскоростной железнодорожной магистрали Москва – Санкт-Петербург

«Авиация на этом плече, Москва – Петербург, перестанет существовать, это очевидно, потому что из центра Москвы в центр Петербурга будет три часа, а сейчас в Москве только до аэропорта доехать иногда занимает полтора».

Об Алексее Навальном

«О человеке, которого якобы отравили <…> Я лично предлагал президенту Франции, канцлеру ФРГ: дайте нашим специалистам приехать, давайте возьмем пробу, проверим. Дайте нам основание, хотя бы основание для возбуждения уголовного дела. Нет. Ноль. Спрашиваю, как это объяснить – молчание <…>

Сидельцы всегда были в каждой стране, есть и будут. Не надо совершать уголовные преступления и прикрываться при этом политической деятельностью».

Про взаимоотношения с иностранными соцсетями

«Мы будем продолжать настаивать в работе с мировыми платформами на том, чтобы они подчинялись требованиям нашего законодательства. Во многих странах, вы знаете, замедление трафика идет, другие способы, вплоть до фактической блокировки работы. Нам бы очень не хотелось прибегать к таким крайним мерам, но если нас будут вынуждать, мы вынуждены будем наращивать требования к тем, кто <…> пренебрегает интересами российского общества».

О том, деградирует ли молодое поколение

«Вопрос в том, чтобы молодые люди не заболевали интернетом, чтобы они не подменяли реальную жизнь только сидением в сети с утра до ночи, чтобы движение было какое-то, чтобы жизнь была полноценной, чтобы спортом занимались и музеи посещали, и в театрах бывали».

О реестре иностранных агентов

«Все считают США светочем демократии, но там этот закон принят еще в 30-е гг., но не важно, когда он принят, важно, что он действует сейчас. Там примерно 0,34 или 0,034 организаций только признаны иноагентами. Представляете, какое удивление, у нас тоже 0,034, такой же объем. А в чем разница? Там, если вы не закрыли свою деятельность, вам грозит уголовная ответственность до 5 лет лишения свободы. Даже в случае, если вы свою деятельность прекратили и организацию закрыли, это не освобождает вас от уголовной ответственности. Пятерочка».

О пытках в колониях

«Нужно опираться при оценке ситуации на данные следствия. 17 уголовных дел возбуждено, они расследуются <…> Надо спокойненько с этим работать и опираться на добросовестное полноценное расследование тех преступлений, которые были совершены. Доводить до конца, чтобы было понятно, что наказания за эти правонарушения неизбежны, и в данном случае мы добьемся положительного результата».

О том, следит ли президент за современными блогерами

«Честно говоря, за работой блогеров мне не удается следить. Я уже давно ни за кем не слежу, с тех пор, как перестал быть директором Федеральной службы безопасности».

О признании захватившего власть в Кабуле «Талибана» (запрещен в России)

«Мне бы хотелось, чтобы отношения между Россией и Афганистаном складывались наилучшим образом, имею в виду наши взаимные интересы по стабилизации ситуации в регионе. <…> Что касается признания, в целом нужно исходить из реалий, исходить из того, что все-таки те силы, которые оказались во главе Афганистана, будут настраиваться на то, чтобы в руководстве страной были представлены все этнические группы, только это может создать какие-то условия, порождающие надежду на стабилизацию в Афганистане. Но что нужно сделать сейчас – нужно оказать помощь афганскому народу».

Ранее по теме: «Продолжается борьба». Что Владимир Путин рассказал о пандемии коронавируса Обсудить

Другие материалы в сюжете

Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru