Фильмы, сериалы и музыку из недружественных стран легализуют через принудительную лицензию

Российские власти нашли способ сохранить в стране фильмы, сериалы, музыку и другие объекты интеллектуальной собственности компаний из недружественных стран, которые заявили об уходе или приостановке деятельности в России. Для этого сейчас разрабатывается законопроект, расширяющий действие принудительной лицензии, рассказали «Ведомостям» два собеседника, знакомых с ходом обсуждения инициативы.

После начала спецоперации на Украине о приостановке деятельности в России объявил ряд зарубежных медиакомпаний, в том числе американские мейджоры Universal, Disney, Warner Bros., Sony, Paramount. Они уже перестали выпускать музыкальные и киноновинки – в кинопрокате и на музыкальных и видеосервисах. Но контент из библиотечного каталога (выпущенные ранее фильмы) мейджоров пока доступен на российских видеосервисах. Лицензионные контракты с зарубежными правообладателями, как правило, заключаются на год, пояснили «Ведомостям» два топ–менеджера видеосервисов. И пока зарубежные партнеры, по их словам, не объявляли об расторжении, что, однако, не означает, что они не могут это сделать в перспективе.

Disney, Sony и Warner Bros отменили прокат своих новых фильмов в России

Механизм принудительной лицензии есть и в действующей редакции Гражданского кодекса, но распространяется он сейчас только на патенты. В частности, ст. 1362 предусматривает возможность получения принудительной лицензии на изобретение или промышленный образец через суд. Воспользоваться ею, как следует из этой статьи ГК, может «любое лицо, желающее и готовое использовать такие изобретение». Но лишь в том случае, если патент на изобретение или промышленный образец не используется либо недостаточно используется патентообладателем в течение четырех лет. И при условии, что это приводит «к недостаточному предложению соответствующих товаров, работ или услуг на рынке», следует из ГК.

Суть предлагаемых нововведений главным образом сводится к тому, что действие принудительной лицензии будет распространяться не только на патенты, но и на другие объекты интеллектуальной собственности, в том числе контент, а для ее получения не придется ждать годы, поясняет собеседник «Ведомостей».

Обратиться в суд за получением принудительной лицензии сможет либо сам российский лицензиат в случае, если партнер из недружественных стран в одностороннем порядке частично или полностью отказался от лицензионного договора по основаниям, не связанным с нарушением такого контракта. Причем выполнять финансовые обязательства по контрактам, заключенным после 23 февраля этого года, российский лицензиат, если он является акционерным обществом, может акциями. В этих целях ему разрешается выпуск привилегированных акций, номинальная стоимость которых не может превышать 25% от уставного капитала акционерного общества. Такие акции не дают права голоса на общем собрании акционеров тем, в пользу кого они были выпущены.

Также правом обратиться в суд за получением принудительной лицензии могут российские организации коллективного управления (ОКУПы), если зарубежные правообладатели будут исключать свои каталоги из их управления. Одним из крупнейших на сегодня ОКУПов по сборам в стране является Российское авторское общество (РАО), которое осуществляет сборы вознаграждений в интересах создателей музыкальных произведений (в том числе, зарубежных) при их публичном исполнении.

По итогам 2020 г., согласно отчету РАО, в интересах зарубежных правообладателей было собрано почти 300,6 млн руб., что составляет порядка 10% от всех сборов организации в России за указанный период (более 3 млрд руб.). Данных за 2021 г. пока нет. В РАО отказались от комментариев.

Агент Стивена Кинга уведомил российского издателя о приостановке новых контрактов

Последний роман «короля ужасов» «Билли Саммерс» выйдет в России 6 апреля

Действие принудительной лицензии может быть прекращено в судебном порядке по иску зарубежного правообладателя в случае, если обстоятельства, в результате которых она была предоставлена, перестанут существовать, уточнил собеседник «Ведомостей». Если, например, правообладатель заключит с российской компанией договоры о предоставлении права использования произведения на территории России, поясняет он.

ГК РФ сейчас действительно не предусматривает применение принудительной лицензии для авторских прав, за исключением схемы с публичным воспроизведением и обществами коллективного управления, говорит директор Института исследований интернета Карен Казарян. Внесение подобных изменений в законодательство, как отмечает он, достаточно длительная процедура.

«Более того, введение таких мер нарушает международные обязательства России, в частности соглашения ТРИПС и Бернскую конвенцию, – отмечает Казарян. – ТРИПС четко ограничивает область применения процедуры принудительного лицензирования патентами, промышленными образцами и т. д. Бернская конвенция требует предоставления авторам ряда исключительных прав и запрещает дискриминировать национальные и иностранные произведения. Принятие этих изменений в законодательство и применение их на практике может крайне отрицательно повлиять на оставшиеся перспективы международного сотрудничества».

В случае с контентом зарубежных правообладателей, которые объявили об уходе из России, их воля была явным образом выражена, что достаточно для рассмотрения вопроса о принудительной лицензии в суде, но такой механизм ранее не был закреплен к этому виду интеллектуальной собственности в ГК РФ, подтверждает и Максим Рябыко, член правления Ассоциации по защите авторских прав в интернете.

«В такой ситуации «ни себе ни людям» российские платформы, пытаясь сохранить свои инвестиции и удержать пользователей, конечно, рассчитывают на изменения правового ландшафта, который бы позволил им обеспечить доступ к контенту здесь и сейчас на легитимной основе», – резюмировал Рябыко.

Подписаться на уведомления
Мария Истомина Новости СМИ2 Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий