Когда речь входит о русском экспорте вооружений, наблюдатели сначала закономерно уделяют свое внимание на его коммерческие, промышленные и инноваторские эффекты для русской оборонной индустрии и экономики в целом. Эффекты эти очень значительны.

В период 1992–2012 гг., когда гособоронзаказа не было либо он находился на весьма низком уровне, а конверсия провалилась, экспорт оставался единственным источником финансирования и выживания оборонной индустрии. И даже в период деяния госпрограммы вооружения 2011–2020 гг., когда на закупки вооружений и военной техники в интересах Министерства обороны было ориентировано 20 трлн руб., коммерческое значение экспортных доходов осталось очень высочайшим. Во-1-х, сразу с ростом гособоронзаказа поставки забугорным заказчикам также вышли на рекордные характеристики. Опосля 2013 г. стоимость поставок колеблется вокруг $15 миллиардов в год, что в пересчете в рубли по текущим курсам составляет не наименее трети от размера гособоронзаказа. Во-2-х, рентабельность экспортных сделок, обычно, выше, чем у заказов Минобороны. Потому компании ОПК, имеющие забугорные договоры, располагают маржей для проведения деятельных НИОКР, инвестиций в модернизацию производства либо решения соц вопросцев.

Еще важнее, что благодаря экспорту были сохранены не только лишь промышленные способности оборонки, да и ее инноваторский потенциал. Значимая часть систем вооружений, которые составляют базу «оборонного щита» страны, была разработана либо доведена до серийного производства благодаря экспортным договорам либо за счет денежной помощи «Рособоронэкспорта». Самый массовый на сей день межвидовой многоцелевой истребитель ВКС и морской авиации ВМФ Рф – Су-30СМ сотворен на базе семейства экспортных истребителей Су-30МКИ/МКМ/МКА. Морские летчики получили к тому же новый палубный истребитель МиГ-29КР. Благодаря сотрудничеству с зарубежными партнерами были завершены начатые еще в русское время НИОКР по ракетным комплексам «Уран» и «Размер». На базе экспортных образцов сделаны подводные лодки проекта 06363, сторожевые корабли проекта 11356Р, начато общее серийное создание главных танков Т-90С. В значимой степени благодаря экспортным доходам «Сухого» и прямому денежному роли в проекте госпосредника по экспорту вооружений был сотворен новый серийный истребитель Су-35. Совершенно, необходимо осознавать, что оператор поставок, «Рособоронэкспорт», является не попросту посредническо-маркетинговой конторой, продвигающей на мировой рынок российскую продукцию военного предназначения. Это активный экономический субъект, финансирующий русскую оборонную индустрия средством предоставления льготных кредитов, ссуд и банковских гарантий. Компания не один раз выручала компании ОПК, беря на себя выплату штрафов.

В конце концов, говоря о значимости экспорта, необходимо увидеть, что российский прорыв в области гиперзвука, который на долгие годы, если не десятилетия обесценил южноамериканские усилия по созданию ПРО и сделал никчемными издержки на эти проекты в размере 10-ов млрд баксов, полностью может быть, не состоялся бы без совместного с Индией проекта BrahMos, реализация которого дозволила сохранить кадровый потенциал реутовского НПО «Машиностроение».

Наиболее того, механизмы русского оружейного экспорта как системы сохранения в мире многополярности имеют свое самостоятельное измерение. Главными импортерами русских вооружений являлись в постсоветское время КНР, Индия, Алжир, Венесуэла, Вьетнам, Сирия. В отдельные моменты большие закупки производили Малайзия, Ирак, ОАЭ, Бразилия. Просто увидеть, что главные импортеры российских вооружений – это страны, которые стремятся проводить суверенную внешнюю и оборонную политику. Это подтверждает и недавняя феноменальная эпопея с закупкой Турцией зенитных ракетных систем С-400. Эволюция внешнеполитического курса данной страны от приклнного членства в западном военно-политическом обществе в направлении реализации своей суверенной (хотя и раздражающей всех ее соседей) наружной политики имеет своим проявлением и эту закупку, которая еще четыре года вспять казалась совсем умопомрачительной. Еще одним подтверждением этого тезиса является намерение Ирана – без всякого сомнения, одной из самых суверенных государств в современной системе интернациональных отношений – возобновить закупки вооружений за рубежом сходу опосля отмены 18 октября 2020 г. эмбарго ООН на торговлю орудием с Тегераном.

Таковым образом, хотя в русском экспорте вооружений коммерческие мотивы доминируют, его значение далековато выходит за экономические рамки. В сути, это важный геополитический инструмент сохранения и упрочения многополярного мира. Конкретно потому, а не только лишь в силу очевидной торговой конкуренции русские поставки за предел вызывают такое неприятие в США. Вашингтон непревзойденно соображает, что это не попросту конкурентноспособная борьба, но часть схватки за сохранение американской гегемонии.

Обсудить
Подписаться на извещения
Аналитика Желаете скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru