Об угрозе инфляции в США заговорили еще по итогам февраля, когда она с 1,2% поднялась до 1,7% годовых. Но, даже когда она ускорилась до 2,6% (по итогам марта), Федеральный резерв (ФРС) показательно демонстрировал спокойствие. Однако 4,2% по итогам апреля – максимальный с сентября 2008 г. уровень – заставил, похоже, задуматься и ФРС.

Замглавы ФРС Ричард Кларида назвал такой рост инфляции «неприятным сюрпризом» и намекнул, что центральный банк США будет вынужден реагировать. «Придет время, и на следующих заседаниях мы сможем приступить к обсуждению сокращения ежемесячных объемов выкупа активов», – заявил он 25 мая в интервью Yahoo Finance.

В арсенале ФРС как минимум две ответные меры. Первая – сократить программу выкупа активов (так называемое количественное смягчение, quantitative easing, QE) или даже вообще свернуть ее. Вторая – повысить ставку рефинансирования. И глава ФРС Джером Пауэлл уже поясняет, что начнет сокращать выкуп активов задолго до повышения ставок.

Всплеск инфляции, а точнее, реакция ФРС на него неизбежно скажется как на американской, так и на мировой экономике. Для России (равно как и для многих других развивающихся стран) что повышение ставки, что сворачивание программы QE будут иметь крайне неприятные последствия. Примером тому 2014 год. ФРС тогда тоже планомерно сокращала объем выкупаемых на рынке активов, а в октябре полностью прекратила такие покупки. Негативное влияние тех шагов ФРС на развивающиеся экономики лучше всего видно по реакции валют этих стран. Это у нас в России резкое падение курса рубля ассоциируется с событиями на Украине, присоединением Крыма и западными санкциями. Но тогдашнее ослабление рубля не сильно отличалось от поведения валют других развивающихся стран. Падать они начали еще в мае 2013 г., когда бывший в то время главой ФРС Бен Бернанке только анонсировал сворачивание программы QE в 2014 г. И если за базу принять апрель 2013 г., то к январю 2016 г. рубль полегчал на 60%, турецкая лира на 40%, мексиканский песо на 32%, бразильский реал на 51%, а аргентинский песо так и вовсе на 62%.

Когда же ФРС повысит ставки, что укрепит доллар и, соответственно, сделает долларовые активы привлекательнее рублевых, то ни рублю, ни российской экономике лучше от этого не станет. Деньги всего мира побегут в Америку. К тому же у укрепления доллара есть и еще один, более прямой канал негативного на нас влияния – через инфляцию. Ослабление рубля удорожит импорт, что ускорит и общий рост цен в стране. Инфляция же в России и без того самая высокая с 2016 г. и по итогам мая может составить 6%.

Вывод первый: любая реакция ФРС на рост инфляции в США негативно скажется на развивающихся экономиках, в том числе и на российской. Но куда интереснее, как действия ФРС повлияют на экономику самих Соединенных Штатов. И вот здесь очередность шагов ФРС (что сначала – сворачивать QE или повышать ставки) имеет первостепенное значение.

Инфляция сейчас находится в центре общественного внимания. Но большинство наблюдателей упускают из виду изменение другого важного показателя – темпов роста денежной массы. А с ними происходят изменения покруче, чем с инфляцией. И влияние этих изменений гораздо существеннее.

Самая простая аналогия денежной массы – ваша зарплата. Если она растет на 27% в год, то рост цен на 5–6% или даже на 7–8% будет вам не страшен. Так и в экономике США: денежная масса там еще в феврале росла темпами 27%, поэтому рост инфляции до нынешних 4,2% или даже до 10% (хотя это и трудно пока представить) экономическому росту помехой не будет.

Но уже по итогам апреля темпы роста денежной массы резко упали – сразу на 9 процентных пунктов (с 27 до 18%). И вот это повлияет на экономический рост в США покруче, чем рост инфляции на 2–3 процентных пункта.

В 2021 г. экономика США еще покажет, видимо, лучшие темпы роста за последние 70 лет. Но большинство граждан и экспертов отнесут это на счет низкой базы 2020 пандемийного года, а не на счет уникальной и смелой политики Пауэлла, наращивавшего денежную массу самыми быстрыми темпами с 1943 г., т. е. со времен Второй мировой войны.

А вот резкое последующее замедление темпов роста американской экономики будет негативно воспринято «по всем фронтам» – начиная с фондовых рынков в самих США и по всему миру и заканчивая рынками сырьевыми.

Что могла бы сделать ФРС, чтобы рекордные за последние 70 лет темпы роста ВВП сохранились и в ближайшие годы? Ответ состоит из двух пунктов. Во-первых, необходимо сохранить высокие темпы роста денежной массы. Для этого программу QE надо не только не снижать, а наращивать. Во-вторых, растущую инфляцию надо-таки усмирять. И здесь повышение ставок – самый эффективный инструмент. То есть правильный алгоритм действий ФРС – QE сохранять и наращивать, ставку повышать.

Судя по заявлениям руководства ФРС (см. выше), они намерены действовать по-другому: «сворачивать QE, прежде чем повышать ставку». При реализации такого подхода замедление темпов экономики США лишь вопрос времени.

При желании и в этих действиях ФРС можно было бы усмотреть «российский след». Ведь, зажимая – в попытках утихомирить инфляцию – денежную массу, ФРС вольно или невольно повторяет ошибки советских и российских властей в 1991–1995 гг. И эта ошибка особенно наглядна на фоне «бразильского кейса».

В 1991–1995 гг. в России бушевала инфляция – цены за пять лет выросли в 8000 раз. ВВП за те же пять лет упал на 32%. Сторонники таргетирования инфляции могли бы воскликнуть: «А как же иначе при такой инфляции?!» Могли, если бы не бразильский кейс. В Бразилии в те же самые годы бушевала еще более сильная инфляция – за те же пять лет цены там выросли в 40 000 раз! Но… ВВП Бразилии при этом не упал, а вырос на 18%.

Бразильский парадокс объясняется просто: хотя цены там выросли в 40 000 раз, параллельно денежная масса выросла еще быстрее – в 63 000 раз. То есть денежная масса росла в реальном выражении, поэтому рос и ВВП. В России же, наоборот, рост денежной массы (в 500 раз) на порядок отставал от роста цен. В реальном выражении денежная масса сокращалась, что и послужило причиной глубокого падения экономики.

Почему в Бразилии при большей инфляции экономика росла, а у нас падала? Потому, что российские власти пытались подавить инфляцию зажимом денежной массы. Ту же самую ошибку сейчас хочет повторить и ФРС. Последствия, как и в российском кейсе, для экономики США будут негативными.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Аналитика Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru