Бывший миллиардер Улав Тун на десятом десятке лет до сих пор управляет Olav Thon Gruppen и работает больше, чем многие его подчиненные. «К счастью, какое-то влияние на бизнес у меня все еще есть», – говорил Тун в интервью газете Romerikes Blad.

Тун входил в 200 самых богатых людей мира по версии Forbes – у него было $6 млрд в 2013 г., а сейчас, по оценке Bloomberg, у него было бы $6,7 млрд, не откажись он тогда от большей части состояния в пользу собственного благотворительного фонда Olav Thon Foundation. Он оставил себе $250 млн на банковском счету и кое-какие активы. По подсчетам Daily Mail, его состояние сейчас – около $1 млрд. Тун славится своей бережливостью. «Я езжу на Volkswagen, у меня только одна пара лыж и один байк», – говорил он журналу Scandinavian Traveler. Яхты и личного самолета у него нет. Любимый отдых – прогулки летом пешком, а зимой на лыжах. Так он исходил почти всю Норвегию.

А потом пришла война

Тун родился 29 июня 1923 г. Он вырос на родительской ферме в долине Халлингдал в Норвегии и до сих пор говорит так, как в его родной местности почти век назад. Сегодняшние 20-летние даже не слышали, чтобы кто-нибудь так спрягал глаголы, пишет Scandinavian Traveler.

С детства Улав пас скот, а когда подрос, его стали брать на сенокос. В его семье была развита предпринимательская жилка, предки по материнской линии зарабатывали торговлей скотом. Первые деньги Тун заработал, катая туристов на лодке по озеру. В восемь лет он заказал из Осло по почтовому каталогу рождественские открытки и распродал окрестным фермерам. Некоторое время Тун, правда, подумывал о медицине. На дальних пастбищах ему доводилось оказывать пастухам первую помощь, вспоминал он в беседе с интернет-изданием Nettavisen.

Будущий миллиардер окончил семь классов – все, чем могла похвастаться сельская школа. Чтобы продолжить учебу, нужно было ехать в город, в гимназию. «Мой старший брат, на девять лет старше, взял на себя руководство фермой и спокойно обходился без моей помощи, – вспоминал Тун в интервью Nettavisen. Но пришла война, и родители побоялись отправлять сына жить одного далеко и надолго.

Однажды отец подарил ему две лисьих шкуры, рассказывал Тун Nettavisen. Он поехал в Осло, продал их – и понял, что это неплохой способ заработать (двух лисиц теперь можно увидеть на логотипе холдинга Olav Thon Group). В Халлингдале было несколько животноводческих хозяйств и жило немало охотников. Тун начал торговать шкурами лисиц, кроликов и белок. Scandinavian Traveler он рассказывал: «Бизнес шел так хорошо, что через год я открыл магазинчик в центре Осло. Помещение было выставлено на продажу, я купил его, когда мне было 20 лет». То есть в 1940 г. Позже это дало повод для упреков, что он нажился во время оккупации Норвегии, торгуя с нацистами. «У меня был меховой магазин, и продавцы обслуживали всех, кто входил в дверь», – признает Тун в интервью с The New York Times (NYT). После войны предприниматель наладил импорт овчины и других шкур и параллельно – экспорт лисьего меха. В 1952 г. он получил жестокий урок. Пошлины на шкурки каракульчи различались в зависимости от качества. Как позже выяснилось, таможенный брокер Туна подкупал чиновников, чтобы занижать пошлины, а разницу клал себе в карман (во всяком случае, это версия Туна). Но когда афера вскрылась, он обвинил во всем Туна – мол, действовал по его приказу. В итоге Тун время до суда просидел за решеткой, а потом был приговорен к крупному штрафу. «Это был очень грустный эпизод, но с тех пор я научился быть осторожным», – говорил он NYT. За свой товар, осторожность и изворотливость Тун получил в деловых кругах прозвище Лисица.

Источник: vedomosti.ru