«Лучший инструмент сбережений сегодня – рублевый депозит»

ВТБ, второй по размерам российский банк, попал под блокирующие санкции Запада 24 февраля – с этого момента он полностью перешел в режим ручного управления, рассказывает заместитель предправления ВТБ Анатолий Печатников. Он курирует весь розничный бизнес банка и взаимодействие с 16 млн клиентов, которые хранят в ВТБ триллионы своих денег. Банковская система оказалась под беспрецедентным давлением, которое продолжает нарастать с каждым днем, поэтому Печатников не берется давать прогнозов по бизнесу не то, что на год – ему затруднительно ставить цели команде даже на II квартал. 

Банкир делится с «Ведомостями» тем, как поменялась его жизнь как топ-менеджера после 24 февраля, насколько выросла нагрузка на банк в пик паники, какими знаниями банк делился со Сбербанком и Альфа-банком, попавшими под вторую волну санкций и каким образом розничный бизнес ВТБ готовился к санкциям.

– Как поменялась ваша жизнь как топ-менеджера после 24 февраля, когда США объявили о блокирующих санкциях против ВТБ? Можно ли это как-то сравнить с реальностью кризисов 2020 г., 2014–2015 гг.? 

– Ситуация, с которой мы столкнулись сейчас, совершенно беспрецедентна как для ВТБ, так и для всей банковской системы. В 2014–2015 гг. санкционное давление было ограниченным, под него попало небольшое число организаций. По большому счету крупные банки и вся финансовая отрасль тогда сильно задеты не были. Санкции не привели к блокировке наших счетов и имущества за границей, потере технологий или закрытию дочерних компаний. Пандемия внесла больше напряжения. Тогда угроза была совершенно неизвестна, было страшновато, если честно. Но это был другой кризис – мы боролись за жизнь и здоровье сотрудников, клиентов, за непрерывность нашей деятельности. 

Нельзя сказать, что происходящее сейчас совершенно неожиданно: мы все наблюдали ужесточение международной риторики в последнее время. В работе банка многое изменилось с 22 февраля (в этот день Россия признала независимость ДНР и ЛНР, а США ввели санкции против ВЭБа и Промсвязьбанка. – «Ведомости»), и финансовые последствия будут существеннее.

– А то, что касается лично вас?

– Работы стало однозначно больше. Разумеется, мы всей командой следили за введением ограничений. Первая трансляция [выступления президента США Джо Байдена] была вечером 22 февраля, тогда еще был назван Внешэкономбанк и как-то так нечетко было сказано, что мы еще долго переписывались и перезванивались: а все-таки кого назвали, ВТБ или ВЭБ? Следующий день прошел спокойно, но утром 24 февраля было уже понятно, что введут санкции в отношении новых финансовых учреждений.

Источник: vedomosti.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий