Существование в России такого института, как банк непрофильных активов «Траст», беспрецедентно, а его экономическая модель «абсурдна», заявил на конференции «Ведомостей» бизнесмен Александр Мамут (занимает 65-ю строчку в рейтинге богатейших россиян 2021 г. по версии Forbes, его состояние оценивается в $2,3 млрд). Его структуры должны «Трасту» порядка 23 млрд руб., сообщал банк, сам Мамут является поручителем по кредитам. «Траст» – это «неудачный эксперимент», действующий в условиях сложной экономической ситуации для некоторых отраслей, считает Мамут. Представители «Траста» в конференции не участвовали.

Хотя «Траст» называет себя банком, он не занимается банковской деятельностью, считает бизнесмен: «Это, скорее, коллекторское агентство».

В «Трасте» «понимают чувства» Мамута и сожалеют, что человек, считавшийся «одним из наиболее успешных российских предпринимателей», сегодня говорит о своем бизнесе на конференции, посвященной вопросам банкротства, отметил представитель банка. Но, по его словам, до столь плачевного состояния свой бизнес Мамут довел сам, а банк непрофильных активов вынужден работать с последствиями.

ЦБ собрал в 2018 г. на базе «Траста» непрофильные и проблемные активы трех крупнейших санированных групп – «Открытия», Бинбанка и Промсвязьбанка – более чем на 2 трлн руб. по балансовой стоимости. На его существование было отведено пять лет, его задача – до 2023 г. вернуть государству 482 млрд руб. Но со всеми долгами «Траст» разобраться не успеет и продолжит существовать за пределами 2024 г., правда, уже без банковской лицензии – ее планируется сдать.

«Траст» перестанет быть банком к 2024 году

Он выйдет за пределы своего пятилетнего срока жизни уже без лицензии

Мамут рассказал, что в 2017–2018 гг. (тогда на санацию перешла группа «ФК Открытие» с «Трастом» и началась передача непрофильных активов последнему) общался с Банком России и задавал вопросы, какой профиль будет у банка «ФК Открытие». ЦБ, по его словам, тогда еще не определился, будет это универсальный банк или нет. Но Мамут не понимал, почему именно его кредиты было решено в качестве непрофильных активов передать из «Открытия» в «Траст». По его словам, неясно было, кто проводил оценку, на основе чего и можно ли было это решение оспорить. «Мне казалось, что непрофильный актив – это макаронные фабрики или футбольная команда, но когда банк «ФК Открытие» передает кредитный договор в банк «Траст», что непрофильного в кредитном договоре для банка? – отметил Мамут. – Тем более что это кредитное соглашение с заемщиком, который исправно в течение многих лет обслуживает свои долги».

Мамут согласился с мнением одного из выступающих, что «экономическая модель, вложенная в «Траст», – абсурдна». «Она ничего, кроме ущерба бизнесу, государству, финансам и экономике не принесет», – заявил бизнесмен. По его мнению, «Траст» не участвует в оздоровлении бизнеса.

Представитель «Траста» на эти обвинения ответил, что банк всегда ищет возможность для реструктуризации обязательств и сохранения бизнеса, если это возможно и собственник готов к переговорам. 82% стратегии обеспечивают мировые соглашения, в частности, с совладельцем группы «Сафмар» Михаилом Гуцериевым или компании ПИК Сергеем Гордеевым, отметил собеседник «Ведомостей». Если же собственник не готов вести переговоры для сохранения бизнеса и собственного лица – банк идет в суд. «Если нам не платят и у нас нет альтернативных предложений, то это наша обязанность [подать в суд]. Иначе это преступная халатность», – объяснял предправления банка «Траст» Александр Соколов в интервью «Ведомостям».

Как Мамут оказался должен «Трасту»

История взаимоотношений Мамута и группы «Открытие», в которую входил «Траст», началась давно. Бизнесмен кредитовался в банке «Открытие» (который занимался санацией «Траста») и владел 6,67% основного его акционера «Открытие холдинга». Но за несколько дней до санации «Открытия» в августе 2017 г. Мамут продал свою долю, а его долги в наследство получил «Траст», на базе которого ЦБ собрал проблемные и непрофильные активы трех крупнейших санируемых групп.
К тому моменту долги Мамута перед «Трастом» превышали 30 млрд руб. Для расплаты по ним, в частности, в 2019 г. бизнесмен договорился со Сбербанком о продаже медиахолдинга Rambler Group. Благодаря сделке Мамут погасил долги Rambler перед «Трастом» на 3,3 млрд руб. В октябре 2020 г. Rambler Group полностью перешла к Сбербанку.
Для погашений долгов перед «Трастом» Мамут в апреле 2020 г. также продал швейцарского производителя вертолетов Kopter AG: это позволило ему выплатить 4,9 млрд руб. Тогда же банк получил досрочную выплату в размере 1 млрд руб. по кредиту компании «Вандеркинд» (связана с развиваемой по франшизе сетью магазинов детских игрушек Hamleys), рассказывал в интервью РБК председатель правления «Траста» Александр Соколов.
В мае 2020 г. Мамут и его структуры были должны «Трасту» 23,5 млрд руб., говорил тогда Соколов. С тех пор он почти не изменился: общий долг компаний Александра Мамута перед банком составляет порядка 23 млрд руб., сообщал Соколов «Ведомостям» в июле.

В судах структуры Мамута, в частности объединенная сеть кинотеатров «Синема парк», выиграли у «Траста» за последнее время четыре иска об изменении условий кредитного договора. Суд основывался на ст. 451 ГК: она подразумевает, что договор может корректироваться в случае существенного изменения обстоятельств с момента заключения соглашения. Обстоятельства существенны, если стороны никак не могли их предугадать на момент заключения договора, а если б могли, то заключили договор на других условиях или не заключили вообще. Пандемию коронавируса суд счел таким обстоятельством и пошел навстречу компаниям Мамута. Кроме того, кинотеатры были отнесены правительством к отраслям, наиболее пострадавшим от коронавируса.

По словам Мамута, государство определило перечень пострадавших отраслей и дало понять, что им должна быть оказана поддержка. «Траст» не дал компаниям Мамута эту поддержку получить, отметил он. «Что делает «Траст»? Он видит просрочку, делает акселерацию всего долга и предъявляет иск. Другие банки этого не делают – они понимают, что бизнес эти обстоятельства не может преодолеть», – сказал бизнесмен. По его словам, он не слышал ни от кого, кто обслуживается в других банках, подобных историй.

Финансовые трудности кинобизнеса Мамута начались задолго до пандемии – в 2017 г., говорил Соколов в интервью «Ведомостям». По его словам, с 2018 г. бизнес Мамута уже не был способен погасить основной долг по кредитам и работал лишь на обслуживание процентов. «Сейчас, безусловно, очень удобно прикрываться пандемией. Но когда один фактор используется для ухода от взятых на себя обязательств – это злоупотребление правом. Подобную практику надо пресекать», – отмечал Соколов. Решения судов он считает опасным прецедентом.

По словам Мамута, у него не было ни одной встречи по бизнесу в «Трасте», но у них по 30 судебных заседаний в день. В «Трасте» сказали, что Мамут и лично, и через представителей участвовал в переговорах о реструктуризации своих долгов. Более того, по киносетям в 2019 г. была согласована реструктуризация и снижена процентная ставка.

«Ведомости» направили запрос в Банк России.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Екатерина Литова Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru