Минэнерго оспорило утверждение спецпредставителя президента РФ по связям с международными организациями по вопросам устойчивого развития Анатолия Чубайса о том, что стратегия развития угледобывающей отрасли России больше неработоспособна, так как была основана на планах по наращиванию экспорта угля в Китай.

Сегодня уголь – это базовый элемент мирового потребления, сказал «Ведомостям» представитель Минэнерго. «Современные энергетические предприятия с нулевыми выбросами имеют срок службы порядка 50 лет», – сказал он. Поэтому стратегия развития угольной отрасли, которая была рассчитана на рост потребления угля, реализуется в соответствии с утвержденными планами, подчеркнул собеседник «Ведомостей».

Представитель Минэнерго отметил, что потребление российского угля в мире растет. За первую половину 2021 г. его экспорт вырос на 9,8% до 107,3 млн т, это обусловлено ростом спроса и поставок в страны АТР с 55,41 млн до 60,43 млн т, о чем регулярно говорят российские компании, отмечает он. Экспорт угля в Китай растет из года в год, при этом растет и его доля, добавил собеседник «Ведомостей». В 2017 г. она составляла 9%, в 2020 г. – уже 12%.

В 2020 г. экспорт угля из России вырос на 2,2 млн до 212,2 млн т, в том числе экспорт коксующихся углей – до 29,1 млн т. Это позволяет стране удерживать третью позицию после Австралии и Индонезии в рейтинге крупнейших экспортеров угля с долей 16%. 

О неработоспособности угольной стратегии Чубайс говорил, выступая на Восточном экономическом форуме 3 сентября. Китай намерен жестко контролировать появление угольных проектов в стране и постепенно сокращать потребление угля, пояснял он.

«Наша стратегия провалилась, она неработоспособна, она не может быть реализована в этой ситуации, – отметил Чубайс. – Мы не можем повлиять на китайскую климатическую политику, она определилась без нас. Мы можем увидеть ее и адекватно отреагировать или чем дальше, тем больше закрывать глаза, продолжая на всей скорости двигаться в сторону бетонной стены. И вот тогда действительно придется ответить шахтерам Кузбасса, Донбасса, Сахалина, Воркуты, Челябинска и всех других угольных регионов. О чем вы думали раньше, товарищи начальники, спросят нас» (цитата по «Интерфаксу»).

Спецпредставитель президента призвал российские компании инвестировать в углехимию. Глобальный энергопереход вынудит Россию резко ускорить развитие возобновляемой энергетики, добавил Чубайс.

Если экспорт угля на западном направлении действительно «на глазах» падает в связи с политикой декарбонизации (в Европе. – «Ведомости»), то поставки на азиатские рынки не сокращаются и до 2030 г. потребление в Китае будет расти, парировал на ВЭФе гендиректор СУЭК Степан Солженицын. «Ни в какую бетонную стену мы не гонимся», – подчеркнул он.

Стратегия развития угольной промышленности России – свежий документ, правительство одобрило ее в 2020 г. В ней предусматривался объем инвестиций в отрасль до 2035 г. в 2,5–3,5 трлн руб., а к 2025 г. он должен был превысить 1 трлн руб. По консервативному прогнозу объемы экспорта угля в 2035 г. прогнозируются в объеме 259 млн т, в том числе на восточном направлении – 190 млн т, по оптимистичному – 392 млн и 261 млн т соответственно.

Согласно Энергостратегии РФ до 2035 г., объемы торговли и цены на мировом рынке будут зависеть от политических решений, которые будут приняты в отношении угля Китаем и Индией. Снижение спроса на уголь в Европе будет компенсироваться ростом импорта в Южной и Юго-Восточной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке, говорится в документе. В Китае и развитых странах Азии (Япония, Южная Корея) возможна стабилизация объемов импорта угля, отмечается в стратегии. Так как ряд производителей станет сокращать объемы экспорта, основными поставщиками угля останутся Австралия и Россия.

Энергостратегия предполагает, что доля России на мировом рынке угля к 2024 г. составит 18–20%, к 2035 г. – 12–25%. 

На экспорт угля завязаны и крупные инвестпроекты как угольной отрасли (добыча), так и транспортной (порты и расширение Восточного полигона РЖД – Транссиба и БАМа). Пропускную способность Восточного полигона планировалось поэтапно увеличить до 240 млн т к 2035 г. Гендиректор РЖД Олег Белозеров 1 сентября на ВЭФе оценил стоимость только третьего этапа модернизации (после 2024 г.) в 2–4 трлн руб.

Ранее по теме: Минэнерго против электрификации БАМа и Транссиба после 2024 года

В крупных угольных компаниях и РЖД не ответили на вопросы «Ведомостей» до сдачи материала. Представитель Чубайса отказалась от дальнейших комментариев.

Угольная стратегия разрабатывалась и утверждалась очень долго и базируется на фактических данных 2018 г., поэтому объективно нуждается в корректировках в связи с изменением климатической повестки в Европе и странах АТР в 2020–2021 гг., считает гендиректор «Infoline-аналитики» Михаил Бурмистров. Но предусмотренный в ней консервативный сценарий добычи и экспорта выглядит вполне реалистичным как минимум на горизонте до 2030 г., так же как и ожидания, что основной прирост произойдет по коксующемуся углю, где есть потенциал как минимум двукратного увеличения экспорта, говорит он. Структура экспорта энергоугля будет меняться, вырастет доля высокомаржинального антрацита и обогащенного угля, который останется востребованным даже в условиях сокращения спроса в основных странах-потребителях, считает Бурмистров.

Оценка Чубайса излишне эмоциональна, полагает генеральный директор Национального рейтингового агентства (НРА) Алина Розенцвет. Китай действительно говорит о снижении темпов строительства новых угольных ТЭС, но снижает и количество незаконных мелких шахт, говорит аналитик. Китай добывает около 3 млрд т угля в год, из которых на сегмент аварийных и мелких шахт приходится около 700 млн т, что в 1,5 раза превосходит всю российскую добычу. При этом в Китае и Индонезии значительный объем добычи приходится на низкосортный уголь, который содержит много вредных примесей, поэтому России с качественными углями марок А, Т, СС и концентратами Д будут рады в Китае, считает Розенцвет. «Одновременно с этим в КНР внедряются фильтры и установки по захвату и захоронению выбросов CO2. Таким образом, тренд, отмеченный Анатолием Борисовичем, верный, но скорость реализации полного отказа от угля значительно завышена», – отметила она.

Развитие углехимии, о которой говорит Чубайс, объективно необходимо ускорить, однако остается вопрос логистики, замечает Бурмистров. Основные центры угледобычи в России удалены от экспортных рынков, поэтому логистические издержки в любом случае будут достаточно высоки, поясняет эксперт. Розенцвет отметила, что развитие углехимии – очень правильное направление, поскольку рост экспорта возможен лишь для углей высококачественных марок. Для бурых и каменных углей марок Д, ДГ и Г действительно перспективы экспорта очень слабые, особенно после нормализации цен на нефть на рынках и снижения к уровням $60 за баррель, считает она. Даже при текущих ценах на нефть продукция углехимии будет востребована, а дальнейшее развитие углехимии в сторону производства новых материалов может сделать отрасль сверхвостребованной, заключила эксперт.

Обсудить
Подписаться на уведомления
ТЭК Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на сайте

Источник: vedomosti.ru