Минфин опубликовал перечень из 34 государств, с которыми достигнуты договоренности по пересмотру соглашений о избежании двойного налогообложения (СОИДН). Все эти страны – участницы многосторонней конвенции по выполнению мер, относящихся к налоговым соглашениям, в целях противодействия размыванию налоговой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (конвенция MLI) и ведут борьбу с брутальной оптимизацией налогообложения в мире.

К примеру, один из главных пт конвенции – так именуемый тест главный цели. «Речь о том, что льготы по СОИДН не будут предоставляться, если одной из главных целей сделки было получение налогового достоинства, – разъясняет партнер КПМГ в Рф и СНГ Александр Токарев. – Таковым образом, сейчас при выплате пассивных доходов за предел (дивиденды, проценты, роялти, доходы от аренды) нужно будет подтвердить, что наличие в цепочке платежей зарубежной компании имеет под собой настоящую бизнес цель, а не ориентировано на получение льготы по соответственному СОИДН».

В целом сущность конвенции в том, что она подразумевает разом поменять все [СОИДН] без необходимости изменять каждое отдельное соглашение, что, по различным оценкам, заняло бы около 30 лет, показывает партнер, управляющий налоговой практики АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Сергей Калинин. Поправки в соглашения унифицированы. «Конвенцией сформулировано несколько вариантов конфигураций СОИДН, и любая страна вправе избрать из списка более пригодный себе», – отмечает партнер практики интернационального налогового планирования PwC в Рф Миша Филинов.

Наша родина ратифицировала конвенцию MLI в мае 2019 г., в апреле прошедшего года Министерство денег РФ разослало странам – участницам конвенции извещения о окончании всех процедур. В итоге для 27 государств, с которыми действуют СОИДН в Рф, с 1 января 2021 г. эти соглашения автоматом стопроцентно поменялись.

Минфин подготовил новейшие требования для резидентов российских офшоров

В числе их вложения в инфраструктуру и трудоустройство местных обитателей

Еще для 7 государств они поменялись отчасти. «Для того чтоб кроме неотклонимых к применению всеми подписавшими сторонами положений, к примеру теста на основную бизнес цель, применялись и остальные избранные странами положения, нужно чтоб обе страны согласились на это», – разъясняет Филинов. Неувязка в том, что там, где конвенция MLI предоставляет странам-участницам выбор из нескольких вариантов конфигурации СОИДН, Наша родина почти всегда избрала более твердый вариант. На это согласны не все наши партнеры. В качестве примера Филинов приводит СОИДН меж Россией и Нидерландами. Наша родина избрала обложение у источника выплаты при продаже акций компаний с недвижимостью, а Нидерланды не поддержали этот пункт, сохранив за своими компаниями право не уплачивать в Рф налог при продаже таковых акций.

«Нужно отметить, что практически главные положения конвенции MLI уже употребляются в русской практике налогового администрирования трансграничных сделок, – отмечает эксперт Института налогового менеджмента НИУ ВШЭ, директор Ассоциации налоговых консультантов Владимир Саськов. – Конкретно используя механизмы конвенции, Наша родина поставила под колебание необходимость сохранения старенькых форм СОИДН с рядом государств в 2020 г.». 

Напомним, в прошедшем году по просьбе Москвы «в ручном режиме», вне устройств конвенции MLI были пересмотрены СОИДН с Кипром, Мальтой и Люксембургом. Выбор «ручного режима» в этом случае не случаен. Дело в том, что почти все страны уже избрали себе только базисный набор конфигураций, предусмотренных конвенцией MLI. «Потому Наша родина предпочла устанавливать завышенные ставки налогов для всех выплат дивидендов и процентов лицам, зарегистрированным в таковых подозрительных юрисдикциях, при этом вне зависимости от наличия либо отсутствия признаков уклонения от уплаты налога», – объясняет возможную логику Минфина доктор кафедры гражданско-правовых дисциплин РЭУ им. Г. В. Плеханова Юлия Крохина. 

«До начала внедрения конвенции MLI в Рф налоговая система уже предугадывала правовые инструменты, направленные на противодействие брутальному интернациональному налоговому планированию, заключающемуся в использовании кондуитных компаний только в налоговых целях, – констатирует Крохина. – К таким можно отнести и режим контролируемых зарубежных компаний, также обмен информацией с зарубежными юрисдикциями. На самом деле, раскрытый в конвенции MLI принцип стопроцентно соответствует концепции фактического получателя дохода, закрепленной в Налоговом кодексе РФ и интенсивно используемой нашими налоговыми органами». 

Специалисты единодушны в том, что новейшие конфигурации значительно осложнят внедрение СОИДН для минимизации налогов. «Избранный Россией расширенный эталон MLI значительно понижает поле для маневра нерадивых налогоплательщиков и сузивает способности по использованию положений СОИДН только для целей налоговой минимизации», – отмечает заместитель управляющего практики «Международное право и налоги» компании «Лемчик, Крупский и партнеры» Антон Тарунтаев.

Тем компаниям, которые употребляют низконалоговые юрисдикции в собственной деятельности, необходимо заблаговременно приготовиться к встрече с налоговиками. «Факт регистрации зарубежной компании в стране с подходящим налоговым режимом быть может применен налоговыми органами как доказательство того, что тест главный цели не пройден, – предупреждает Токарев. – Для понижения данного риска нужно приготовить обоснование неналоговой цели использования забугорных компаний и приготовить документы в свою защиту».

Не стоит рассчитывать, что эти конфигурации пройдут стороной, наиболее возможно, что способности налоговых органов, напротив, будут возрастать. «Внедрение таковых глобальных шаблонов, как конвенция MLI, не отменяет способности стран корректировать двухсторонние налоговые соглашения с учетом специфичности экономического оборота меж своими резидентами», – подчеркивает партнер налоговой практики МЭФ PKF Геннадий Тимоничев.

Обсудить Анонсы СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на веб-сайте

Источник: vedomosti.ru