Министр обороны России Сергей Шойгу заявил 6 апреля в ходе селекторного совещания, что «в соответствии с планом подготовки Вооруженных сил в органах военного управления, соединениях и воинских частях начались контрольные проверки».

Министр потребовал «обеспечить высокое качество контрольных занятий и безопасность при передвижении воинских эшелонов и военной техники» и заявил, что в апреле планируется провести 4048 учений различного масштаба, в том числе 812 двусторонних, на 101 полигоне и 520 объектах учебно-материальной базы. При этом проверяются все рода и виды Вооруженных сил, а «основные розыгрыши учебно-боевых действий пройдут на полигонах «Цугол» и «Сергеевский» Восточного военного округа».

По словам главного редактора журнала «Арсенал Отечества» Виктора Мураховского, необходимость масштабных перевозок войск в начале апреля вызвана тем, что проводятся контрольные мероприятия по итогам зимнего периода обучения, они завершаются в конце апреля.

Во время этих проверок проходят учения по слаживанию батальонных тактических групп, а также полковые учения с боевыми стрельбами танков и артиллерии, которые невозможно организовать в пунктах постоянной дислокации, говорит Мураховский. После этого в Вооруженных силах начинается организационный период, вызванный необходимостью принять молодое пополнение, а с июня – летний период обучения, продолжает он. Одновременно в апреле активизируются различные армейские соревнования, финал которых сейчас проходит в конце лета, что тоже требует переброски войск на полигоны.

Фактически в движение приходят войска всех округов, продолжает Мураховский, при этом очевидно, что переброски в Крым и по направлению к границе Украины используются для сдерживания украинской стороны. Однако дислокация что российских, что украинских войск не позволяет говорить о подготовке группировок для каких-то масштабных действий, заключает эксперт.

Дипломатическое обострение

Заявление Шойгу было сделано на фоне многочисленных видеороликов и сообщений о переброске российских войск в направлении Украины, а также жесткой риторики на дипломатическом уровне. Так, 5 апреля представитель госдепартамента США Нед Прайс заявил, что переброска российских войск к границе с Украиной носит провокационный характер, США «попросили Россию представить объяснение этих провокаций», но, что более важно, передали Украине сигнал поддержки.

В ответ на это замминистра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что «у нас прошли контакты с администрацией США по ситуации в Донбассе. Мы исчерпывающим образом изложили американской стороне, что происходит», а провокационной и все более вызывающей можно назвать политику Украины и ее западных покровителей на востоке страны. Президент Украины Владимир Зеленский, в свою очередь, заявил 6 апреля, что вступление страны в НАТО – единственный путь к возврату не контролируемых Киевом территорий, на что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков уже ответил, что, говоря о вступлении в НАТО, «никоим образом нельзя» не учитывать мнение миллионов жителей самопровозглашенных ЛНР и ДНР, для которых это «неприемлемо».

При этом вице-премьер правительства Украины Алексей Резников заявил 6 апреля, что украинская сторона после отмены карантинных ограничений не вернется в Минск для переговоров контактной группы, объяснив это решение антиукраинской позицией Белоруссии. Тем не менее украинская сторона в тот же день запросила встречу контактной группы по конференц-связи из-за обострения ситуации в Донбассе, где за последнюю неделю погибло несколько украинских военнослужащих. Представители ЛНР и ДНР, в свою очередь, обвиняют украинскую армию в обстрелах и, в частности, в том, что в результате взрыва сброшенного беспилотником боеприпаса погиб пятилетний мальчик.

Причины и перспективы

По словам гендиректора Российского совета по международным делам Андрея Кортунова, жесткие заявления Москвы в отношении Украины нельзя назвать необоснованными. У российский стороны есть опасения, что Киев пойдет на эскалацию конфликта и организует масштабное наступление ВСУ по линии разграничения с целью изменить территориальную обстановку в свою пользу. Об этом свидетельствуют концентрация украинских войск и изменение риторики в Киеве.

Повышенная воинственность украинской стороны, по мнению эксперта, объясняется усилением позиций правых политиков внутри страны и надеждой на помощь новой администрации США. «Киев на основе событий в Нагорном Карабахе мог сделать вывод, что подобные региональные конфликты можно решать силой», – говорит Кортунов. Он также отмечает, что опасения Москвы подпитываются руководством ДНР и ЛНР, которые заявляют о неизбежности возобновления военного конфликта и долгосрочных планах Киева по решению проблем с Донбассом и Крымом. «В ситуации вокруг Донбасса не идти вперед – значит откатываться назад. Отсутствие развития ведет к росту напряженности и политическим рискам», – поясняет эксперт. При этом, отмечает он, вряд ли кто-то из сторон всерьез намерен воевать, однако война может начаться при непреднамеренной эскалации конфликта.

Зачем стреляют в Донбассе

Что показывают новые социологические исследования в ДНР

В усугублении ситуации особенно не заинтересована как раз Москва, считает Кортунов. В случае эскалации Россия не только резко ухудшит отношения с Киевом, но и рассорится с Западом, который может ввести новые санкции. Поэтому, замечает Кортунов, российская сторона будет «играть на удержание», но не позволит Украине существенно изменить положение в свою пользу. Что же касается переговоров по Донбассу, то, по мнению эксперта, логично было бы привлечь к ним и Вашингтон, учитывая ту надежду, которую на него возлагают в Киеве. Однако американская сторона пока не выразила желания занять свое место за столом переговоров.

Для исполнения минских соглашений все стороны, считает Кортунов, должны «выйти на новый уровень гибкости». Тот факт, что соглашения были подписаны семь лет назад, уже дает о себе знать. «Необходимо, не отходя от духа минских соглашений, сформулировать условия очередности отдельных положений, уточнить формулировки, изменить графики, сохранив баланс сторон», – поясняет Кортунов.

Так, позиция Киева заключается в требовании большей гибкости от России, пересмотра неудобных для него положений, при этом уступок от украинской стороны не наблюдается. С падением популярности Зеленского вовсе невозможным становится ряд пунктов, которые кране трудно было реализовать даже на пике поддержки нового президента, замечает эксперт. Поэтому дополнительные возможности следует искать не только в нормандском формате, но и в рамках общеевропейской безопасности. «Для выполнения минских соглашений необходима политическая воля всех участников. Насколько такая воля существует, вопрос открытый», – резюмирует Кортунов.

Ранее по теме: Как изменить бизнес-модель, чтобы получать больше прибыли Обсудить
Подписаться на уведомления
Алексей Никольский Международные отношения Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на сайте

Источник: vedomosti.ru