Минздрав начал искать аналоги не выпускаемых в России лекарств

Для предотвращения дефицита Минздрав начал собирать данные по лекарствам, которые не выпускаются в России и дружественных странах. 18 марта ведомство по поручению вице-премьера Татьяны Голиковой обратилось к своим главным внештатным специалистам с просьбой обсудить возможные варианты замены таких препаратов с региональными коллегами. Это следует из письма от 21 марта, которое направил в регионы один из таких специалистов – клинический фармаколог Минздрава Владимир Петров. «Ведомости» ознакомились с его копией. Существование такого документа подтвердили источник в Госдуме и два представителя фармкомпаний.

Отправку ведомством письма подтвердил и представитель Минздрава. По его словам, данная работа проводится для того, чтобы регионы в случае, например, нарушений логистики заранее знали, чем временно заменить лекарства. Все фармпроизводители продолжают работу на российском рынке, поставки идут по графику, а ведомство не видит оснований для дефицита по каким-то группам лекарств, добавил собеседник. Представители аппарата Голиковой и Ассоциации клинических фармакологов, президентом которой является Петров, не ответили на запрос «Ведомостей».

Содержание письма частично подтверждается и информацией, опубликованной на сайте правительства России. Там сказано, что региональные органы власти должны провести анализ назначаемых лекарств из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП) и вместе с территориальными отделениями Росздравнадзора уточнить их наличие на складах производителей и в оптовом звене, после чего обеспечить наличие в аптеках необходимого ассортимента.

Ранее по теме: За две недели россияне скупили в аптеках месячный запас лекарств

«В письме Минздрава речь идет о взаимозаменяемости внутри терапевтической группы, – объяснил «Ведомостям» член комитета Госдумы по промышленности и торговле Евгений Нифантьев («Единая Россия»). – Клинические фармакологи смогут дать клинические рекомендации, какой антибиотик или вирусный препарат можно заменить на другой.

А провизоры и фармацевты имеют полномочия предлагать препараты исключительно по действующему веществу, т. е. только прямые дженерики».

Составляя подобные списки лекарств-аналогов, Минздрав проводит работу на перспективу, так как пока иностранные фармкомпании продолжают поставки жизненно важных препаратов в Россию, говорит директор по развитию аналитической компании RNC Pharma Николай Беспалов. На данный момент лишь американская компания Lilly отказалась ввозить в страну препарат для лечения эректильной дисфункции сиалис, сообщал ранее «Коммерсантъ». Генеральный директор аналитической компании DSM Group Сергей Шуляк считает заблаговременный подход Минздрава правильным: если дефицит произойдет, готовиться будет уже поздно. Но Беспалова удивило, что данная работа спускается на уровень субъектов, а сбором информации о возможных аналогах занимаются региональные специалисты. По его мнению, было бы целесообразно, если бы это делало федеральное учреждение.

В письмах Минздрава и Петрова под возможным дефицитом может подразумеваться в первую очередь нехватка оригинальных препаратов (запатентованных лекарств, созданных на основе новой фармацевтической формулы), считают Беспалов и Шуляк. Точную долю таких лекарств на российском рынке эксперты назвать затруднились. Наиболее чувствительны к исчезновению оригинальных препаратов пациенты с онкологическими, а также сердечно-сосудистыми и редкими заболеваниями, отмечает Беспалов. Он также упоминает и людей с ВИЧ.

Онкопациенты пока не жалуются на проблемы с лекарствами, но испытывают большую тревогу по этому вопросу, говорит директор службы психологической помощи онкологическим пациентам «Ясное утро» Ольга Гольдман. По ее словам, профильные иностранные фармпроизводители законтрактованы на год вперед и пока не планируют прерывать поставки. Она ссылается на итоги общения с представителями компаний, но называть их она не стала. Гольдман признает, что задержки в лечении онкологических пациентов напрямую влияют на вероятность их выздоровления, а возможный дефицит оригинальных препаратов неизбежно отразится на эффективности терапии, в том числе из-за побочных эффектов, которые сложно купировать.

Ранее по теме: Врачи заявили о недостатке свыше 80 лекарств в аптеках

Наличие новейших препаратов последних поколений зачастую является успехом в лечении онкологии, «14 высокозатратных нозологий» (гемофилия, муковисцидоз и т. д.) и орфанных заболеваний (например, болезнь Ленегра или прогрессирующая семейная блокада сердца), подтверждает Шуляк. В остальном эффективность препаратов предыдущих поколений все равно остается высокой. «У нас в стране очень много дженериков, которыми люди продолжают лечиться», – добавил он.

Правительство также может собирать перечень препаратов-аналогов для организации их поставок у других производителей из дружественных стран или локализации их выпуска на территории России, говорит Беспалов. Он полагает, что, возможно, этим компаниям будет предоставлен упрощенный доступ на рынок. Если будет массовый исход иностранных фармпроизводителей из России, механизм срочных централизованных закупок конкретных лекарств, действовавший во время пандемии коронавируса, просто не справится, уверен он. Потенциальными фармацевтическими партнерами России по лекарствам-аналогам, по мнению Беспалова, могут стать компании из Китая, Индии, Бразилии, Южной Кореи.

Россия сможет наладить собственное производство лекарств, если иностранные компании прекратят поставки, заявил, в свою очередь, 27 марта министр промышленности и торговли Денис Мантуров в эфире телеканала «Россия 1». По его словам, страна готова приобретать препараты цивилизованно, но при этом он напомнил о существовании механизма принудительного лицензирования лекарств. Ранее премьер-министр Михаил Мишустин подписал распоряжение, дающее «Фармасинтезу» право выпускать в течение одного года аналог противовирусного препарата ремдесивир под брендом «ремдеформ» без разрешения американской Gilead Sciences.

Доля российских лекарств в общем объеме фармрынка в 2021 г. составила 61,2% в натуральном выражении (5,2 млрд упаковок), сообщил представитель Минпромторга. По его словам, из перечня жизненно важных препаратов, включающего 808 позиций, у отечественных фармкомпаний есть технологическая возможность производить внутри страны по полному циклу 404.

В подготовке статьи участвовала Мария Глухова

Новости СМИ2 Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий