На этой неделе «Сбер» ненадолго стал самым дорогим банком Европы, обогнав по капитализации британский HSBC. И пусть превышение было в пределах 3% и краткосрочным, факт чемпионства налицо. Но что позволило «Сберу» вырваться вперед и опередить, пусть и в моменте, крупнейший европейский банк?

Поступательное восстановление экономики обеспечивает банковскому сектору рекордные доходы: согласно отчетности, по итогам первого полугодия прибыль HSBC выросла в 2,7 раза до $8,42 млрд, «Сбера» — в 2,2 раза почти до 630 млрд руб. При этом «Сбер» оказался в выигрышной ситуации, так как на фоне санкционных ограничений вырос спрос на корпоративное финансирование на внутреннем рынке, а низкая ключевая ставка и доступ к дешевому фондированию позволяют банку удерживать показатель чистой процентной маржи на уровне выше 5%. Для сравнения: у HSBC этот показатель составляет около 1,2%.

Высокие доходы «Сбер» направляет в том числе на финансирование непрофильных бизнесов — таких, например, как экосистема. По данным самого банка, на эти цели уже потрачено более $2 млрд. Это сопоставимо с вложениями в крупный инфраструктурный проект в реальном секторе экономики, который увеличил бы число рабочих мест и объем экономики. У «Сбера» отдачи от непрофильных инвестиций пока нет: вот уже который год активы экосистемы «Сбера» генерируют убытки.

Вероятно, «Сбер» может позволить себе убыточные инвестиции, так как хорошая конъюнктура на рынке накладывается на низкую налоговую нагрузку. К примеру, доля налогов от операционной деятельности «Сбера» в I квартале этого года составила 8%, тогда как у золотодобывающих компаний – 14%, «Газпрома» – 28%, нефтяных компаний – более 44%. Тем не менее донастройка налоговой системы осуществляется за счет сырьевого сектора, хотя при нормировании рентабельности банковского сектора в 2016-2018 гг. к среднему уровню предыдущих периодов в 19% сверхдоходы финансовых структур составили бы порядка 450 млрд руб. за пять лет.

Экосистема поглощает относительно небольшую долю сверхприбылей «Сбера», но это сейчас. Что будет в будущем — предсказать невозможно. Как верно заметила председатель Центробанка Эльвира Набиуллина, «человек вправе рассчитывать, что если он принес деньги в банк, то не его проблема, насколько будет прибылен онлайн-кинотеатр или даже сеть онлайн-кинотеатров, которой банк владеет». Набиуллина понимает, что экосистема в состоянии поглотить огромные средства, которые в дальнейшем могут быть просто списаны на «неэффективные инвестиции». Поэтому краткосрочное лидерство «Сбера» является поводом не только поздравить работников банка с успехом, но и задуматься о регулировании экосистем и устранении диспропорций в российском налогообложении.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Аналитика Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru