Недавнее решение Хорватии о выборе французского истребителя Dassault Rafale в длительно идущем тендере на закупку 12 современных западных самолетов для замены истребителей советского производства МиГ-21 стало еще одним достижением в настоящем каскаде экспортных успехов Rafale в последние несколько лет.

В конце апреля было подписано новое крупное соглашение о закупке 30 истребителей Rafale Египтом (в дополнение к 24 уже поставленным), а в январе новым заказчиком французского самолета стала Греция, заказавшая 18 машин. Ведутся переговоры о возможности продажи 36 самолетов Rafale Индонезии, а практически все настоящие получатели этих истребителей (Египет, Индия и Катар) планируют приобретение дополнительных партий этого типа. Более того, Rafale предлагается даже Украине. Rafale стал новым экспортным хитом французского ВПК и превращается в один из самых продаваемых на мировом рынке истребителей поколения «4++».

Эта ситуация тем более удивительна, что еще десятилетие назад Rafale выглядел как заведомый аутсайдер глобальных продаж в сегменте боевой авиации. Начав с поставок в сухопутном варианте ВВС Франции в 2004 г., Rafale в последующие несколько лет последовательно проиграл тендеры в Южной Корее, Сингапуре, ОАЭ, Марокко, Швейцарии и Бразилии. Эта череда поражений выглядела удручающе. Для компании Dassault Aviation ситуация была тем более серьезна, что в 2007 г., расчищая путь для продвижения Rafale на рынке, фирма прекратила производство своего предыдущего истребителя Mirage 2000 и отказалась от его дальнейшей модернизации, несмотря на сохранявшийся определенный спрос на этот самолет. В результате, убив свою предшествующую удачную модель, Dassault Aviation не могла продать новую.

Если поражения в Южной Корее и Сингапуре можно было списать на американское влияние (эти страны выбрали продвинутые версии американского истребителя Boeing F-15E), то во всех других случаях проигрыш французов был чистым. Руководству Dassault казалось, что, раз они имеют прекрасный самолет, он будет продаваться сам, выезжая на славе марки Mirage. При этом Rafale получил устойчивую славу самого дорогого истребителя поколения «4++», цена автоматически перемещала его вниз списка конкурентов в тендерах и заставляла шарахаться от него других потенциальных заказчиков. Французы откровенно высокомерно вели переговоры, не стесняясь завышать характеристики самолета, вводя заказчиков в заблуждение, а в политическом отношении позволяя себе даже «кидать» партнеров, как это произошло с бразильским президентом Лулу да Сильва, когда они отказались в последний момент от уже согласованной поддержки его инициативы по иранской ядерной программе, – в результате Rafale оказался в Бразилии за бортом, несмотря на то что был фаворитом местных военных и промышленности.

Сам самолет долгое время оставался весьма сырым, одной из главных причин чего были небольшие темпы поставки его ВВС Франции и отсутствие экспортных заказов. В мировых авиационных кругах распространялись сведения о недостаточной надежности установленных на Rafale двигателей Snecma M88, проблемах с интеграцией оборудования и небогатой номенклатуре носимого истребителем вооружения. Производственные мощности Dassault к середине 2010-х гг. позволяли выпускать смешные 12–15 самолетов в год, а потенциальным клиентам предлагалось, по сути, самим раскошелиться на расширение производства Rafale на заводе в Мериньяке – с вбиванием этого в цену контракта.

Надо отдать должное французской стороне – она сумела в итоге провести всеобъемлющую и эффективную работу над ошибками, давшую теперь превосходный результат. Кропотливая и масштабная работа позволила довести самолет, повысив его характеристики. Что еще более важно, Dassault при обильном государственном финансировании запустила циклы практически непрерывной модернизации и совершенствования машины, последовательно создав модификации Rafale F3, F3R, а теперь начав и испытания версии F4.

На Rafale были внедрены радиолокационная станция с активной фазированной антенной решеткой, современные средства радиоэлектронной борьбы, новые контейнеры навигации, целеуказания и разведки, на экспортных версиях по желанию заказчиков начата интеграция систем посторонних производителей (в частности, израильских), а не только французских. Архитектура бортовых систем истребителя была сделана более гибкой и открытой. Самолет получил внушительный спектр управляемого авиационного оружия (включая дальнобойные европейские ракеты класса «воздух – воздух» Meteor, крылатые ракеты Scalp/Black Shahine, управляемые бомбы AASM и других типов). Успехам Dassault и министерства вооруженных сил Франции по модернизации Rafale способствовало то обстоятельство, что это единственный (и единый) производимый сейчас французский боевой самолет, на совершенствовании которого можно сосредоточить все ресурсы, не распыляя их на несколько типов.

В последнее десятилетие Rafale также получил широкий опыт боевого применения, будучи обкатан в действиях в Афганистане, Ливии, Сирии, Ираке, Мали.

Действия французов по продвижению и продажам самолета стали тоже намного более гибкими. В первую очередь была внедрена льготная схема продаж через кредитование контрактов пулом ведущих французских банков, получающим под основную часть суммы государственные кредитные гарантии французского казначейства. Фактически это стало государственным финансированием экспортных контрактов, и именно таким образом были заключены оба соглашения на поставку Rafale Египту, а теперь контракты с Грецией и потенциально с Хорватией – и предлагается поставка Украине. В сочетании с общим снижением цены, запрашиваемой за самолет, это сделало Rafale доступным для стран, которые раньше и помыслить о нем не могли. Показательно, что первым иностранным заказчиком Rafale в 2015 г. выступил Египет.

Важным новшеством стало предложение на экспорт Rafale небольшого возраста из наличия ВКС Франции с последующим их планируемым замещением в составе французской авиации специально заказываемыми самолетами нового производства. От этого выигрывает и заказчик, получающий вполне новые самолеты по относительно низкой цене, и ВКС Франции, которым эта процедура позволит освежить свой парк Rafale. Именно подержанные Rafale из наличия в основном и собираются брать Греция и Хорватия. При этом очевидно, что данная схема, по сути, является прямым кредитованием экспортных продаж в счет оборонного бюджета Франции.

Французская сторона, изменив своему прежнему высокомерию, стала более гибкой к требованиям потенциальных заказчиков по трансферту технологий и изменению технического облика машины, в том числе с возможным использованием оборудования клиента, а также к пожеланиям относительно встречных офсетных сделок (что является особым пунктиком для той же Индии).

Но главное – в продажах Rafale французы пошли по русскому пути, поняв наконец, что торговля оружием – это не чистый бизнес, а продолжение внешней политики или геополитики, если мы не боимся этого заезженного слова. Характерно, что оба уже заключенных в этом году контракта на продажу Rafale (второй египетский и первый греческий) были заключены на откровенно антитурецкой подкладке и им способствовала резко враждебная позиция Франции по отношению к режиму турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана. По сути, поставки Rafale цементируют де-факто уже сложившийся в Восточном Средиземноморье антитурецкий альянс Франции, Египта и Греции. Дрейф Франции в сторону антикитайской позиции, безусловно, усиливает позиции Rafale в Индии (уже заказавшей 36 машин) и Индонезии. Наконец, рядом стран Rаfale рассматривается и как принципиально не американское решение. В целом продвижением Rafale на мировом рынке активно занимается все высшее руководство Франции, включая французских президентов.

Характерно, что таким образом причины нынешних успехов Rafale на мировом рынке в некотором роде повторяют причины прежнего успеха экспортных продаж российского семейства истребителей Су-30 (особенно их иркутской ветви Су-30МКИ/МКМ). Это современность и доведенность платформы, гибкость в отношении технического облика, интеграции и комплектации по желаниям заказчика, готовность к трансферту технологий и встречным офсетным решениям и активная политическая поддержка продвижения самолетов, в том числе на самом высоком государственном уровне. Продолжение неослабного внимания ко всем этим факторам позволит российской боевой авиационной технике и дальше поддерживать желательный уровень экспортных продаж и выступать в эффективной конкуренции на рынках с таким успешным сейчас в этом отношении истребителем, как Rafale.

От редакции: эту статью Константин Макиенко, один из лучших российских аналитиков в области исследования рынков вооружений и многолетний автор «Ведомостей», успел надиктовать незадолго до своей безвременной кончины. Редакция выражает глубокие соболезнования родным и близким покойного.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Аналитика Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru