Дэниел Крэйг сдает лицензию агента 007. После фильма «Не время умирать» (выходит в России 30 сентября) он больше не собирается играть Джеймса Бонда. Букмекеры принимают ставки, кто же станет следующим. В прошлом году фаворитом сделался Том Харди. Но проведенный на прошлой неделе газетой Daily Express опрос букмекеров дал неожиданный результат. В лидеры вышел 31-летний Реге-Жан Пейдж – актер с африканскими корнями, проведший детство в Зимбабве, на родине матери. Его популярность резко выросла после выпущенного Netflix под Рождество сериала «Бриджертоны». За первые 28 дней его посмотрели 82 млн подписчиков, тем самым был побит рекорд «Ведьмака» (76 млн). До выхода сериала у Пейджа было чуть больше 30 000 подписчиков в Instagram, теперь – 5,6 млн.

Если Пейдж действительно станет главным действующим лицом знаменитого боевика, это будет очень необычный Бонд.

Пейдж родился в Лондоне, а вырос в Африке. Его отец – англиканский священник, мать – медсестра из зимбабвийского племени шона. Пейдж рассказывал американскому журналу Interview: «У меня есть родственники в ЮАР, Австралии, Швеции, Гренаде, Флориде, так что мы бывали и там, и там, и там». Но до его 14 лет семья в основном жила в Зимбабве. «Это самое красивое место в мире. Все так говорят о своей стране, но она поистине прекрасна», – уверял он лондонский журнал Square Mile.

Зимбабве избавилась от британского владычества в 1980 г., всего за 10 лет до рождения Пейджа. «Молодому человеку смешанных кровей очень сложно было самоидентифицироваться, – жаловался он Interview. – С трехлетнего возраста я чувствовал себя ходячим политическим манифестом. Я как бы говорил своим существованием: «Мои родители совершили довольно революционный поступок, который бесит кое-кого из вас». Пейдж с присущим ему юмором вспоминал, как чернокожая мать повела устраивать его в хороший детский сад неподалеку от дома. Увы, там не было свободных мест. Потом записывать его в тот же самый детский сад пошел отец – и оказалось, что мест там предостаточно.

Пять культурных шоков

В Зимбабве высоко ценилась возможность получить образование. Фактически это решало, выживешь ты или рано умрешь, говорил потом Пейдж. Когда ему исполнилось 14 лет, семья вернулась жить в Лондон, и тут у Пейджа случился культурный шок. Во-первых, он обнаружил, что сильно опережает одноклассников по уровню знаний. Во-вторых, британские школьники показались ему изнеженными и ленивыми. Первый школьный год в Великобритании дался ему легко – он шел на багаже уже полученных знаний или, как говорил сам Пейдж, «по инерции» (здесь и далее цитаты по британскому журналу The Fall). В-третьих, представления об Африке у его новых одноклассников оказались весьма специфическими. «Люди интересовались, добрались ли до нас электричество и телефонные сети. Я отвечал, что электричество у нас есть, но ночью приходится выключать свет, потому что он приманивает львов». И ровесники воспринимали это всерьез!

Разочарование, наложившееся на переходный возраст, требовало выхода, который Пейдж, по его словам, находил «в агрессии и нарушении устоявшихся норм». Сдружившись с уличными ребятами, он попал на тусовку на заброшенных складах в Северном Лондоне – и там четвертым культурным шоком стало открытие панк-рока. «Все подростки так или иначе орут на окружающих. Так почему бы не делать это продуктивно?» – объяснял Пейдж ход своих мыслей (здесь и далее цитаты по журналу Square Mile). Вместе с младшим братом (всего в его семье четверо детей, Пейдж родился предпоследним) Пейдж выкрасил волосы в фиолетовый цвет, собрал панк-группу, начал писать «громкую, злую и правдивую музыку и орать ее со сцены». Основной сюжет песен был такой: «Кругом явная лажа, почему никто ничего не сделает с этим?» Правда, сейчас Пейдж с усмешкой признает, что нашел ответ на этот вопрос: «Вы вырастаете и понимаете: так вот почему никто не меняет мир – мы заняты тем, что оплачиваем ипотеку».

Музыка до сих пор увлекает Пейджа. Во время локдауна он придумывал и записывал вместе с братом треки по интернету. Но на просьбу открыть название юношеской панк-группы Пейдж отвечает: «Не скажу даже под угрозой смерти!»

Пятым культурным шоком было знакомство с любительским театром. «Сцена стала моим хобби, как только мы переехали в Великобританию. Меня отправили на субботние курсы, где час преподавали танцы, час – актерское мастерство и час – пение. Настоящей их целью было дать родителям три часа пожить без ребенка», – рассказывал он Interview. В 2005 г. 15-летний Пейдж через агентство при школе получил роль в телесериале – сыграл в одной из серий мыльной оперы Casualty@Holby City, выходящей на ВВС. Он немного заработал и купил игровую приставку Game Boy.

Импровизация по Шекспиру

В детстве Пейдж мечтал стать путешественником. «Мне это казалось самым крутым занятием на свете: открывать неизведанное и выбирать, какие диковинки привезти домой», – рассказывал он на сайте Netflix. Театр и панк-рок были лишь одними из увлечений Пейджа, но он хотел получить какую-нибудь творческую профессию. Мать же настаивала, чтобы сын занялся чем-то более серьезным. В конце концов был найден компромисс, рассказывал Пейдж Interview, он пошел на курсы звукорежиссеров: «Это было что-то среднее между наукой, важной для мамы, и искусством, важным для меня».

Гражданин англоговорящего мира

Американский продюсер Шонда Раймс, работавшая над «Бриджертонами», долгое время не подозревала, что Пейдж родился не в США. Он такой разносторонний актер, что вжился в роль американца, восхищалась она в разговоре со Square Mile. Журналист этого издания тоже отмечал, что с ним Пейдж говорит как типичный житель Северного Лондона, но легко может переключиться на американский английский или на английский, на котором говорят в Зимбабве. Сам Пейдж объяснял, что отец говорил очень похоже на английских дикторов 1920-х: «Я усвоил этот акцент британских властей в постколониальном Зимбабве <…> Но также научился разговаривать [на английском], как родственники моей матери в деревне. Потому что, если вы заговорите как англичанин, вас не примут в свой круг и не будут вам доверять».
Пейджа можно назвать гражданином мира. Детство он провел в Зимбабве, юность – в Лондоне, а последние пять лет – преимущественно в Лос-Анджелесе. Но он часто бывает в Великобритании. «Формально я живу в Лондоне, – говорил он журналу Interview. – Во всяком случае, туда приходят все мои счета».

Пейдж так и не доучился. Он открыл для себя занятия актерским мастерством в Национальном молодежном театре Великобритании и забросил все остальное. Два года он потратил на то, чтобы сдать экзамены в театральную школу – Драматический центр Лондона (кстати, Харди – один из ее выпускников), но в конце концов поступил. «Пейдж не довольствовался дарованиями, полученными от природы, а был решительно настроен выяснить, чего он способен добиться в актерском ремесле. Он невероятно много работал над собой», – вспоминал один из его педагогов (здесь и далее цитаты по Square Mile). «Пейдж – актер старой школы, – говорил Малачи Кирби, с которым Пейдж позже работал в сериале «Корни» (Roots, 2016). – Он умеет петь, танцевать, лицедействовать – он может делать все».

Профессиональным дебютом Пейджа на театральных подмостках стала роль Краутера в пьесе «Любители истории» (The History Boys) Алана Беннетта. Ее играли в Королевском национальном театре в 2013 г., когда он учился на последнем курсе. А через два года Пейдж играл во всемирно известном лондонском театре «Глобус». Ему досталась роль Соланио из шекспировской пьесы «Венецианский купец». По ходу пьесы он должен был передать Шейлоку письмо, которое тот зачитывает вслух. Однажды вечером Пейдж вышел на сцену, сунул руку в сумку и понял, что письма там нет. Пейдж чуть не поседел: «Остановить выступление на глазах тысячи людей – не выход. Пришлось немного поимпровизировать, не забывая про язык Шекспира. Это очень захватывающе». Актеры экспромтом произнесли несколько фраз, а потом Пейдж устремился было за кулисы за письмом. Но оказалось, что коллеги уже заметили накладку и один из них, тоже сымпровизировав, вышел на сцену и передал бумагу, на которой было напечатано послание. «Я не думаю, что [исполнитель роли Шейлока] знал наизусть текст письма – ведь он все время читал его с листа!» – говорил Пейдж.

Вжился в роль

Помимо театра Пейдж подрабатывал ролями в кино и на телевидении. В 2016 г. он дебютировал в «Корнях», ремейке одноименного мини-сериала 1977 г. Ему досталась одна из главных ролей – раба по прозвищу Цыплячий Джордж, помогавшего хозяину на петушиных боях и долгие годы шедшего к освобождению. «Четыре с половиной месяца съемок были очень напряженными, – рассказывал Пейдж Harper’s Bazaar. – Я провел в Луизиане большую часть времени при 100 градусах (почти 40 по Цельсию. – «Ведомости») и 100%-ной влажности».

Пейдж вспоминал, что и в самом деле почувствовал себя рабом на плантации: дубль за дублем в поле, в грязи – казалось, этому не будет конца. В какой-то момент он настолько вжился в роль, что потерял грань между персонажем и собой. По сюжету его героя продают другому хозяину и, разлучив с семьей, увозят на корабле. Цыплячий Джордж тщетно сопротивляется. «Я заплакал, а потом в самом деле не смог дышать», – вспоминал Пейдж на страницах Square Mile. Со стороны это выглядело как будто герой что было сил вырывался из рук надсмотрщиков, а потом сник и оцепенел. «Ребята, которые меня тащили на руках, не знали, что делать, – вспоминал Пейдж, его опустили на палубу корабля, но он продолжал лежать без движения. – Актеры и съемочная группа постояли надо мной некоторое время, недоумевая, может, я каким-нибудь авангардом в искусстве занялся. А потом объявили перерыв на обед и разошлись».

За эту роль он был номинирован на премию Национальной ассоциации мультиэтничности в коммуникациях – NAMIC Vision Awards. Следующей его большой ролью был Леонард Нокс в сериале телеканала АВС «Для людей» (For The People, 2018–2019) о молодых юристах. «Мне было очень весело экспериментировать с этим персонажем, – говорил Пейдж американскому еженедельнику Variety о роли немного высокомерного прокурора-новичка. – Он очень сложный, в его характере много скрытого, я с удовольствием все это исследовал».

Слово на букву «Б»

В большом кино Пейдж играет роли второго-третьего плана. Например, в вышедшем кинофильме 2018 г. «Хроники хищных городов» (Mortal Engines) – капитана Кхора, а в кинофильме «Любовь Сильви» (Sylvie’s Love ) 2020 г. – Чико. Зато в сериалах он часто оказывается в числе главных героев. Особенно в прошлогодних «Бриджертонах» (Bridgerton). Это рассказ о восьми отпрысках благородного семейства, но повеса Гастингс в исполнении Пейджа затмил всех. Эта роль принесла ему премии MTV Movie & TV Awards, NAACP Image Awards (Национальной ассоциации содействия прогрессу цветного населения за достижения в сферах кино, телевидения, театра, музыки и литературы) и IMDb STARmeter Awards (по данным авторитетного рэнкинга одноименного интернет-сервиса). В последнем случае жюри оценило также его работу в «Любви Сильви». А еще он быстро обрел популярность и почему-то вселил в зрителей уверенность, что станет новым Бондом. Пейдж занят в других проектах. Сериал «Бриджертоны» продлили, а кроме того, актера позвали играть (правда, опять не главные роли) в фильмах Dungeons & Dragons (выйдет в 2023 г.) по мотивам знаменитой игры «Серый человек» (выйдет в 2022 г.). НАДО: Пейдж занят в других проектах. Актера позвали играть (правда, опять не главные роли) в фильмах Dungeons & Dragons (выйдет в 2023 г.) по мотивам знаменитой игры «Серый человек» (выйдет в 2022 г.).«Серый человек», по данным американского интернет-издания о телевидении и кино Deadline, может оказаться самым дорогим в истории Netflix с бюджетом $200 млн. Он основан на романе Марка Грини из шпионского цикла, в котором киллера, отставного сотрудника ЦРУ, преследует его бывший коллега. Netflix надеется сделать из этого сагу в духе бондианы или истории Джейсона Борна. Возможно, это и натолкнуло зрителей на мысль о Пейдже в роли агента 007.

Смотреть /  6 фото

Пейдж часто смеется и шутит, даже если тема не слишком к этому располагает. «Если вы прочитаете большую часть его высказываний вслух веселым голосом и добавите смех в конце, то не ошибетесь», – отмечал журналист Square Mile. Когда в начале этого года на ток-шоу «Ночное шоу с Джимми Фэллоном» Пейджа спросили, собирается ли он стать преемником Крейга, он тоже отшутился. «В интернете много чего говорят, и это один из приятных [слухов] Но, может, все дело в культурном коде. Если вы британец и становитесь известным, люди начинают говорить слово на букву «Б», – Пейдж имел в виду, что британцы склонны хвалить актеров, предлагая им сыграть роль агента 007. – [Бонд] мой герой, я обожаю этого парня Но все это похоже на медаль за заслуги, на которой написано слово на букву «Б». Приятно попасть в компанию изумительных людей! Но это всего лишь медаль».

Похоже, интрига с новым Бондом продлится еще долго. Права на франшизу об агенте МИ-6 принадлежат студии MGM. В мае Amazon объявила, что покупает ее за $8,45 млрд. Не исключено, что решение, кто станет следующим Бондом, будет принято только по завершении сделки.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Софья Корепанова Культура Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на сайте

Источник: vedomosti.ru