Турецкая лира на открытии Стамбульской биржи утром 21 декабря выросла к 9:45 мск до 11,37 лиры/$1. Это произошло после того, как национальная валюта внезапно укрепилась накануне вечером 20 декабря до 14,2 лиры/$1, отыграв рекордное историческое падение, произошедшее тогда же днем – до 18,36 лиры/$1. Так лира отреагировала на заявления Турции президента Реджепа Тайипа Эрдогана после экстренного заседания правительства, в котором он пообещал создать финансовые инструменты, сохраняющие накопления населения в лирах за счет компенсаций курсовой разницы вкладчикам. Но к 11:00 мск 21 декабря курс турецкой валюты начал быстро падать и к 12:00 достиг 13,8 лиры/$1, позже, к 12.30 мск, стабилизировавшись на отметке в 13,5-13,6 лиры/$1. К 12.50 мск турецкая валюта вновь укрепилась: доллар стоил уже 12,5 лиры.

«Увеличение цены на доллар будет отражено в лировых депозитах. Если доходность иностранной валюты окажется ниже заработка по депозиту, разница будет выплачиваться напрямую государством», – сказал Эрдоган вечером 20 декабря. В то же время турецкий лидер добавил, что ЦБ страны продолжит и дальше понижать учетную ставку, а это, в свою очередь, «приведет к падению инфляции через несколько месяцев». Кроме того, Эрдоган заметил, что у населения есть $280 млрд в виде накоплений в золоте, которые не участвуют в финансовой системе страны и которые необходимо «влить» в экономику, для чего также будут созданы механизмы.

Позже вечером 20 декабря председатель правления Ассоциации банков Турции (TBB) и генеральный директор Ziraat Bank Алпаслан Чакар пояснил в эфире телеканала HaberTürk, как будет работать система «отражения увеличения цены доллара в лировых депозитах», обещанная Эрдоганом. По его словам, в день внесения вкладчиком средств в лирах будет зафиксирована цена лиры к доллару и день, когда эти средства в турецкой валюте будут сняты с депозита. Разница курса будет доплачена государством по цене за доллар в день вложения или по новому курсу, но без процентов с депозита. Таким образом власти надеются простимулировать вклады в лирах, пообещав выплачивать разницу согласно курсу иностранной валюты в большую сторону.

Турецкая лира продолжает лететь вниз

Так хочет президент страны Реджеп Тайип Эрдоган

Турецкая валютная политика вызывает много вопросов и приносит много сюрпризов, говорит ведущий аналитик отдела глобальных исследований «Открытие инвестиции» Андрей Кочетков. Идея валютного опциона для держателей лиры может сработать, но остается выяснить, кто будет оплачивать риски волатильности курса. Если этим агентом станет Центробанк, то это больше похоже на безостановочно работающий печатный станок. В любом случае, денежная политика ЦБ Турции не предполагает интереса к лире, говорит он. Ставка на уровне 14% при инфляции 21% предполагает реальную отрицательную доходность на уровне семи процентных пунктов – то есть в реальности рынка лиру необходимо продавать после значимых отскоков. Укрепление на 40% за два дня – это в большей степени спекулятивное движение, завязанное на срабатывании маржинколов. Соответственно, после этого можно вновь ожидать ослабления лиры, полагает Кочетков.

Масштабная волатильность турецкой лиры вызвана оригинальными шагами монетарных властей в борьбе с инфляцией, которая уже выше официальных 21%, говорит Михаил Зельцер, эксперт «БКС Мир инвестиций». При непосредственном влиянии президента Эрдогана ЦБ противостоит ценовому давлению в экономике нетривиальным способом. Вместо ужесточения денежно-кредитной политики и поднятия ставки регулятор, наоборот, понижает стоимость фондирования до 14%, стараясь сделать кредиты доступнее, а цены ниже. Но в экономической теории такое не работает, а на практике наблюдается исход инвесторов из финансовых активов Турции.

По словам Зельцера, турецкая валюта обесценивается, а инфляция, имеющая очень высокую импортную компоненту, не останавливается. В последний раз сальдо торгового баланса Турции было профицитным более полувека назад. Так что, отмечает Зельцер, взрывная волатильность курса может сохраниться, а локальные минимумы пары доллар/лира, показанные утром 21 декабря, у 11 лир за $1, могут быть лишь временной передышкой в русле глобальной волны девальвации лиры.

Временное подорожание лиры обеспечили вливания из частного сектора арабских монархий – Катара, ОАЭ и Саудовской Аравии, говорит научный сотрудник сектора Турции Института востоковедения РАН Амур Гаджиев. С одной стороны, падение лиры плохо сказывается на имидже Эрдогана, и если бы выборы прошли завтра, то турецкому лидеру было бы непросто удержаться у власти. Поэтому сейчас политика Эрдогана рассчитана на среднесрочную перспективу. Гаджиев замечает, что президент хочет дотянуть полтора года до общих выборов 2023 г.

Падение лиры турецкие власти стараются преподносить как результат спекулятивных действий лиц, недовольных низкой ключевой ставкой, и, судя по всему, такая риторика начинает давать свои плоды, говорит эксперт. При этом от дешевой лиры выигрывают турецкие экспортеры, которые получают кредиты по более низкой ставке и обеспечивают конкурентоспособность своей продукции из-за низкого курса валюты. В целом же, несмотря на все трудности, история с колебаниями лиры превращается в «неотрицательную» для имиджа Эрдогана, в том числе из-за активной пропаганды проправительственных СМИ, резюмирует Гаджиев.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Екатерина Литова Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru