Госдума 18 мая в первом чтении одобрила пакет ограничительных законопроектов, внесенных 4 мая. Самый резонансный – о запрете избираться в Госдуму для людей, связанных с экстремистскими и террористическими организациями, – приняли голосами 293 из 450 депутатов, фактически силами одной лишь фракции «Единая Россия» (целиком «против» голосовала только КПРФ).

Инициативу депутатам представил единоросс, один из авторов законопроекта Андрей Альшевских. Из цифр, которые привел Альшевских, следовало, что в России признаны экстремистскими 83 организации, а террористическими – 33. «Почти 11 000 человек причастны к экстремистской деятельности и терроризму, – сообщил единоросс, не уточнив источник информации и методику подсчета. – Если эти люди заявятся на выборы в качестве кандидатов, то тем самым дискредитируют принцип правового демократического государства и законные интересы большей части избирателей».

Поправки в закон о выборах депутатов Госдумы принимаются параллельно с разбирательством в Мосгорсуде: ранее с 17 мая на 9 июня было перенесено заседание по иску столичной прокуратуры о признании Фонда борьбы с коррупцией и Фонда защиты прав граждан, признанных Минюстом НКО-иноагентами, а также общественного движения «Штабы Навального» экстремистскими организациями.

Они могут первыми подпасть под действие новых законодательных норм, которые в случае принятия получат обратную силу, лишив права избираться в Госдуму людей, которые были связаны с экстремистской организацией в то время, когда она еще не была признана таковой.

В отношении учредителей и руководителей организации поражение в пассивном избирательном праве будет распространяться на период их работы в организации в течение трех лет до ее запрета, а в отношении рядовых участников и иных причастных к деятельности такой организации лиц (например, тех, кто перечислял ей деньги) – до года. Уже после решения суда учредители и руководители организации не смогут быть избраны депутатами в течение пяти лет, другие причастные к ее деятельности лица – в течение трех лет.

Депутат Госдумы Сергей Иванов об ужесточении законодательства в отношении нежелательных организаций

«Коллеги, был такой французский король, не помню какой по счету Людовик, который говорил: «Государство – это я». Вот все, что ему мешает, – это незаконно Василий Иванович [Пискарев] сейчас показывал нам слайды: человек учится [наблюдению на] избирательной кампании. Ну учится – и что? Его, может, там [за границей] учат, как вас за руку ловить, тех, кто будет выборы фальсифицировать, что тут плохого? Вы считаете, что так нельзя делать, это [делает] нежелательная организация По этому законопроекту вы все делаете для того, чтобы человек, если поехал за границу и пошел там на какую-то лекцию, ему на основании принятого закона после возвращения сюда – все, до четырех лет тюрьмы [за участие в деятельности нежелательной организации]. Вы не безопасность страны защищаете. Вы защищаете свое светлое будущее».

«Вот смотрите: работала организация, вы признали ее экстремистской. Прошло три года. В течение этих трех лет, может быть, организация ушла в подполье и подпольно действовала. Почему вы решили, что через три года люди, которые состояли в организации, изменят убеждения и перестанут преследовать цели, которых они раньше легально добивались в организации?» – спрашивал коллег депутат от ЛДПР Сергей Иванов. На это Альшевских сообщил: «Если вы считаете, что три года – это маленький срок, давайте сделаем пять, семь, 10, какие-то критерии будем вводить [ко второму чтению]». Впрочем, предложением разработать свои поправки он отвечал практически на все вопросы.

Депутат Алексей Куринный (КПРФ) заявил, что инициатива «похожа на охоту на ведьм известного периода американской истории». Депутат «Справедливой России» Валерий Гартунг спросил у инициаторов поправок, что значит «причастность» к деятельности экстремистской организации и кто будет ее устанавливать. Он напомнил ст. 54 Конституции, согласно которой «закон обратной силы не имеет и никто не может быть привлечен к ответственности за те деяния, которые на момент совершения не являлись преступлением», а также ст. 49, по которой человека можно считать виновным только по приговору суда. «А в вашем варианте законопроекта в отношении этого лица решения [суда] не было, только в отношении организации [о признании экстремистской]. Человек, может, просто донат отправил, а его [в итоге] конституционных прав лишили», – заметил депутат.

Еще один одобренный законопроект добавляет новый признак для признания организации нежелательной в России – оказание иностранной или международной организацией посреднических услуг при проведении операций с деньгами или иным имуществом для деятельности, которая представляет угрозу конституционному строю страны. Также появится запрет на участие в деятельности нежелательных организаций за пределами России.

Сейчас таким организациям нельзя открывать отделения в России, распространять материалы, реализовывать программы и проекты, говорит координатор «Правозащиты Открытки» Анастасия Буракова: «Госдума решила пойти дальше и включить понятие «посредничество». Доказывать, что неугодный человек действовал по наказам нежелательной организации, не придется – достаточно будет вот таких предположений, как рапорт «Центра Э», ставший основой для разгона форума «Муниципальная Россия». А инициатива запретить российским гражданам принимать участие в зарубежных семинарах нежелательных организаций – это крайние проявления шпиономании. МШПИ, недавно внесенная в список, проводила огромное количество семинаров и для представителей власти». Кроме того, по еще одному законопроекту уголовное наказание за участие в нежелательной организации (до четырех лет лишения свободы) будет наступать после наложения административного взыскания за это нарушение, а вот к руководителям нежелательных организаций меры уголовного преследования будут применять сразу (от двух до шести лет лишения свободы).

Обсудить
Подписаться на уведомления
Максим Иванов Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru