Алексей Гинзбург – представитель известной династии архитекторов, почти все проекты которых уже в наше время вызвали горячие споры. Его дед Моисей Гинзбург – создатель проекта дома Наркомфина на Новинском бульваре, реконструкцию которого не удавалось окончить практически 30 лет. А его отец Владимир Гинзбург вымыслил некогда пользующийся популярностью киноцентр на Красноватой Пресне, который спустя много лет стал известен под заглавием «Соловей». Решение о его сносе привело к массовым пикетам со стороны врагов строительства на данной для нас местности апарт-комплекса. Но сам Алексей Гинзбург со своим строительным бюро «Гинзбург архитектс» будет участвовать в проекте, который уже вызвал бессчетные дискуссии у градозащитников. Идет речь о реконструкции целого исторического квартала в районе Ивановской горки.

– Поведайте, как вы попали в проект реконструкции Ивановской горки и что там на данный момент происходит. Шумиха, которая развернулась вокруг, соответствует реальному положению дел?

– Есть фрагмент квартала, на котором находятся различные дома, любой со собственной историей и своим многофункциональным предназначением. Мне предложили заняться несколькими отдельными объектами в составе домов, которые реставрируются на Ивановской горке. В Хохловском переулке, д. 7–9, мы разрабатываем проект реставрации и приспособления к современному использованию монумента архитектуры – палат Украинцева. В Колпачном пер., 9А, стр. 1, мы выдумали лишь теорию фасадов в дополнение к проекту, который был выпущен иным проектным институтом, о чем знают устроители публичного движения, но умалчивают.

Но я вправду считаю, что таковая перестройка этого строения не занесет существенных конфигураций в структуру квартала, снутри которого оно находится. Кроме этого, в Колпачном переулке есть строения, по которым уже подготовлены проекты реставрации иными проектными организациями, с каждым из объектов культурного наследства ведется независящая работа.

Что касается публичной реакции, мне кажется, что основная ее причина – недостающая информированность и то, что большенному количеству людей через социальные сети распространили недостоверные сведения, где правда перемешана с неправдой, тем создался широкий резонанс при помощи манипуляции публичным воззрением.

– Все таки будет снос этих объектов либо нет?

– Все монументы архитектуры, находящиеся в этом квартале, будут реставрироваться, ни о каком сносе либо реконструкции речи не идет. В ответ на обвинения «почему ранее не занимались сиим» хотелось бы отметить, что одни лишь реставрационные изыскания и проектирование для схожих спостроек занимают довольно огромное время.

– Как же здание в Колпачном переулке, д. 9А, стр. 1? Там же, как утверждают градозащитники, как раз запланирован снос?

– Это здание, которое перестраивается в собственных габаритах и собственной стилистике. Согласно методическим пособиям Департамента культурного наследства этот процесс именуется регенерацией. Определения слова «регенерация» в Градостроительном кодексе, к огорчению, нет. Тут принципиально выделить, что высотность строения не поменяется. Да, вправду возрастает его площадь, но в этом случае несправедливо инкриминировать девелопера этого проекта в хищническом подходе. Обычно в проектах реконструкции в Москве, как вы понимаете, бытуют совершенно остальные числа, а в этом случае идет речь о 2000 кв. м доборной площади и подземной автостоянке, так что вопросец о каком-то суровом переуплотнении стройки не стоит. В здании заместо чердака будет достроен 5-ый этаж. Функция всего объекта не изменяется: оно было и остается административным зданием. Жонглирование словом «бизнес-центр» тут неуместно. Оно, можно сказать, и было бизнес-центром крайние 40 лет.

– Так это монумент либо нет?

– Это современное здание 1939 года постройки. Я пробовал узнать, были ли воззвания и заявки на включение этого строения в состав объектов культурного наследства, но не отыскал ни одной. Что меня изумило, так это то, что никто не мешал активистам подымать вопросцы о ценности этого строения ранее. Непременно, вопросец охраны неповторимых современных спостроек важен, для этого стоит проанализировать ценные строения всего периода 1940–1970-х гг. и отыскать посреди их нуждающиеся в защите.

В новеньком же проекте фасадов Колпачного, 9А, чтоб вписаться в историческую среду, были применены строительные мотивы имеющегося строения и его цветовая палитра. Дом находится посреди квартала и зрительно не связан с застройкой переулков района. Но во всех вариантах мы старались сохранить его строительные свойства конкретно таковыми, чтоб не изменять среду этого места. Ивановская горка неповторима, да и она несет соответствующие для Москвы черты смешения стилей домов, построенных в различные эры.

Количество новейшего строительства в центре сократилось за крайние годы, любой новейший проект становится темой суровых дискуссий. Но при всем этом Москва не город-музей, а жив современный город. Да, аппетиты застройщиков, которые приходят с желанием прирастить плотность либо выстроить какие-то довольно очень действующие на окружающую среду объекты, верно ограничивать. Но тут я не узрел желания решать «только коммерческие задачки и заниматься переуплотнением среды». Внесение конструктивных конфигураций не планируется. А желание оппонентов проекта привлечь внимание, придумывая несуществующие аргументы из серии, что на детской площадке будет курилка бизнес-центра, мне кажется неправильным методом ведения диалога.

Источник: vedomosti.ru