«[Нынешняя] инфляция, во-первых, глобальна, а во–вторых – как минимум среднесрочна», – заявил министр экономического развития Максим Решетников, выступая на сессии Гайдаровского форума «Россия и мир: макроэкономические приоритеты».

С одной стороны, на цены давит рост спроса, который в значительной степени усугубили избыточные коронакризисные стимулы, отметил Решетников. Мировая экономика еще не полностью абсорбировала эффект от денежной массы, появившейся на рынках в результате мягкой денежно–кредитной политики, высоких бюджетных дефицитов. С другой, инфляцию подогревают проблемы с предложением, продолжил министр. В частности, они вызваны разрывом производственных цепочек, удорожанием логистики, протекционизмом и так далее, пояснил Решетников. Кроме этого, на цены давят и структурные сдвиги, в частности, форсированный энергопереход. 

«То, что мы видим в Европе в виде роста цен на газ, – это результат ускоренного отказа от угля. Выросли цены на газ, подорожали удобрения, [эффект] пошел дальше по производственной цепочке, что будет в том числе поддерживать высокую инфляцию на продовольственных рынках», – отметил министр.

«Этот эпизод – краткосрочный всплеск, вызванный постпандемическими последствиями, или же это изменение трендов? Я полагаю, что это кардинальное изменения трендов», – согласилась с Решетниковым председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, отвечая на вопрос модератора сессии о длительности инфляции. До последнего времени мир привык жить в условиях низкой инфляции из–за глобализации, формирования более эффективных мировых производственных цепочек, фактора Китая с дешевой рабочей силой и огромным рынком сбыта, ужесточения финансового регулирования после финансового кризиса, напомнила она.

Мягкая денежно-кредитная политика глобальных финансовых властей была лишь механизмом баланса этих дезинфляционных факторов, пояснила Набиуллина. Сейчас мы наблюдаем разворот, продолжила глава ЦБ. Многие факторы обратились вспять: идет деглобализация, которая началась до пандемии, в том числе как ответ на усиление Китая, укорачивание производственных цепочек и локализацию производства чувствительных компонентов, не говоря уже о ковидных агрессивных бюджетных стимулах, уточнила глава ЦБ.

Кроме этого, действительно, ESG–фактор уже существенно давит на цены и его влияние будет увеличиваться. Экологические технологии будут дороже, инвестиции в традиционную энергетику в силу неопределенности уменьшаются, то есть, по сути, ESG-фактор – это «длящийся шок предложения», заявила Набиуллина.  

ФРС весной поднимет ставку: что будет с курсом рубля и ценными бумагами

На факт повышения рынок отреагирует мгновенно

«Так или иначе, любая страна сама решение принимает – открывать двери этой импортируемой инфляции или нет. Правильный диагноз того, что происходит в мире, правильная калибровка политики и ее своевременность – это то что нужно, а промедление может привести к худшим последствиям», – подчеркнула Набиуллина. Без повышения ставки в прошлом году инфляция в России могла бы быть выше на 4 п. п. по сравнению с фактически зафиксированным уровнем.

Потребительские цены в России в 2021 г. выросли на 8,39% (конец декабря 2021–го к концу декабря предыдущего года), сообщил Росстат. Итоговая оценка совпала с предварительной, которую ведомство публиковало 29 декабря. Это шестилетний максимум. 

Инфляция в США стала рекордной за 40 лет (7,04% по итогам 2021 г.) – в среду статбюро минтруда опубликовало годовые данные.  

Мировая инфляция, по оценкам Всемирного банка, в 2021 г. составит 5,5%.

Обсудить Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru