«Лукойл», некогда крупнейшая нефтяная компания России, сообщила о росте ключевых финансовых показателей в первом полугодии 2021 г. На первый взгляд, все хорошо, но после внимательного изучения отчета по МСФО возникают вопросы о будущем компании и приоритетах ее топ-менеджмента. Складывается впечатление, что приоритетом последнего времени стала максимизация выплат акционерам, даже ценой снижения инвестиций в развитие.

Начнем с позитива: выручка в отчетном периоде выросла почти на 54% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Показатель EBITDA увеличился более чем в два раза, компания получила чистую прибыль на уровне 347,2 млрд руб. по сравнению с убытком в 64,7 млрд руб. годом ранее. Свободный денежный поток до изменения рабочего капитала за шесть месяцев подскочил почти до 400 млрд руб. с 45,4 млрд руб. годом ранее. Очевидно, рост выручки обусловлен, главным образом, восстановлением спроса на нефть и цен на нее, девальвацией рубля.

Если посмотреть на производственные результаты, то видим уже нездоровую картину. За шесть месяцев этого года добыча углеводородов без учета проекта «Западная Курна — 2» снизилась на 2,1%, причем добыча жидких углеводородов просела куда заметнее – на 5%. Компенсировать это могли бы данные по добыче газа, но и здесь видим негативную динамику: если в первом полугодии добыча голубого топлива в среднесуточном выражении выросла на 7,7%, то во II квартале зафиксирован обвал сразу на 20,4%.

Почему так происходит? Я бы обратил внимание на показатель свободного денежного потока до изменения рабочего капитала. Полугодие к полугодию у «Лукойла» этот параметр подскочил в 8,8 раза: с 45,4 млрд до 399,7 млрд руб. По оценке аналитиков, рост почти на порядок обеспечит выплату промежуточного дивиденда в размере 340 руб. на акцию, дивидендная доходность при текущих котировках составляет высокие для рынка 5,3%.

За счет чего же такая доходность? Помимо роста выручки ее также обеспечивает снижение инвестиций в развитие компании. К примеру, капитальные затраты в сегменте «Разведка и добыча в России» упали в первом полугодии более чем на 27%, суммарные инвестиции снизились примерно на 15%, а объем годовой программы капитальных вложений фактически осталась на уровне прошлого года. 

Игнорирование вновь открывающихся инвестиционных возможностей происходит на фоне ослабления ограничений на добычу по соглашению ОПЕК+, когда следовало бы инвестировать в развитие. Что это если не распределение денег акционерам в ущерб развитию бизнеса на фоне кулуарных разговоров о вероятной утрате контроля ведущих акционеров над компанией? В пользу этой версии говорит также и действующая программа выкупа акций «Лукойла» на $3 млрд — фактически речь идет о квазидивидендах. 

Впрочем, линейный взгляд на отчетность не всегда приводит к верным выводам. Это очень легко – объяснить снижение инвестиций на 15% исключительно алчностью акционеров. Но, объективно говоря, причина инвестиционной стагнации «Лукойла» может заключаться еще и в том, что у компании просто нет рентабельных капитальных проектов. А также в том, что в этом году у компании существенно выросли удельные затраты на восстановление прежнего объема добычи: во II квартале в сравнении с I кварталом – сразу на 4%. 

Есть опасение, что «Лукойл» не сможет найти варианты замещения теряющих рентабельность зрелых проектов. И сиюминутное увеличение дивидендов в ущерб инвестициям уже в среднесрочной перспективе может привести к переоценке перспектив как компании в целом, так и ее ценных бумаг.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Аналитика Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  Подпишитесь, 
чтобы скрыть её

Источник: vedomosti.ru