На процессе против основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви обвинение предложило приговорить его к шести годам лишения свободы условно по обвинению в растрате (статья 160 УК). Его коллегам также запрошены только условные сроки: партнеру фонда Baring Vostok Филиппу Дельпалю – 5 лет, директору фонда по инвестициям Ивану Зюзину – 5,5 лет, еще одному партнеру фонда Вагану Абгаряну – 5 лет, бывшему управляющему директору по инвестициям банка «Восточный» Александру Цакунову и директору ПКБ Максиму Владимирову – по 4,5 года, бывшему директору банка «Восточный» Александру Кордичеву – 4 года.

Защита подсудимых предложила их оправдать. Калви заявил, что уголовное преследование «не имеет никаких оснований, поэтому дело должно быть закрыто, а обвинения сняты». Состава преступления нет, по словам Калви, он и его коллеги всегда действовали исключительно в интересах банка «Восточный» и его вкладчиков.

Прокурор, по его словам, запросил условный срок потому, что подсудимые погасили ущерб. Представитель банка в ходе прений подтверждал, что «Восточному» возместили ущерб, и материальных претензий к обвиняемым нет. Осенью 2020 г. конфликтующие акционеры «Восточного» заключили соглашение, по которому «Первое коллекторское бюро» (ПКБ), подконтрольное Baring Vostok, уже выплатил акционерам банка «Восточный» 2,5 млрд руб. Эти деньги возмещали ущерб банку как пострадавшему по уголовному делу.

В СКР воздержались от комментариев.

Исключение из правил

Сам по себе факт запроса прокурором условного срока скорее исключение из правил, говорит управляющий партнер санкт-петербургского офиса коллегии адвокатов Pen & Paper Алексей Добрынин. Во многих делах данной категории даже при возмещении ущерба прокуратура требует реальных сроков, отмечает он. Когда подсудимый на стадии предварительного следствия отправляется под арест, а потом мера пресечения меняется на более мягкую, суд приговаривает его к реальному сроку, но засчитывает его в срок нахождения тогда еще обвиняемого под стражей, говорит Добрынин.

«При этом на практике суды, как правило, прислушиваются к гособвинителю», – сказал он «Ведомостям», то есть у Калви есть шанс вскоре выйти на свободу. По его словам, суд может прислушаться ко всем доводам и вынести оправдательный приговор. Нет статистики, как часто суд идет навстречу, если прокурор запрашивает условный срок, но по практике можно сказать, что судья довольно часто соглашается с мнением надзорного ведомства, говорит депутат Госдумы Юрий Синельщиков, работавший первым заместителем прокурора Москвы.

Майкл Калви выпущен из-под домашнего ареста

Основанный им фонд Baring Vostok окончательно потерял контроль над банком «Восточный»

Экономический спор урегулирован, стороны заключили мировое соглашение, а «Восточный» продан – фактически, основания для жесткого наказания исчезли, заявил «Ведомостям» президент РСПП Александр Шохин. По его словам, представители Калви рассматривали два возможных пути развития событий – либо условный, либо такой срок, который позволил бы основателю Baring Vostok выйти из зала суда без обременений: «То есть, приравненный к тому времени, которое он уже отбыл под следствием и под домашним арестом. По всей видимости, эта часть срока в итоге и будет списана». Калви, судя по всему, готов продолжать заниматься инвестициями в России, говорит Шохин: «Если он не соберет чемоданы, то будет продолжать те проекты, в которых участвует Baring». Было бы интересно посмотреть на новые проекты фонда и самого Калви: «Их запуск был бы крайне позитивным сигналом для международного делового сообщества. Это позволило бы зафиксировать, что сами иностранные инвесторы, сталкивающиеся с подобного рода проблемой, понимаю, что это скорее сбой в системе, чем системное ущемление прав».

Вaring Vostok – один из старейших инвестиционных фондов, работающих в России с 1994 г. Общий привлеченный капитал Вaring Vostok за все время работы превышает $3,7 млрд. Возбуждение уголовного дела в 2019 г. отношении Калви и его коллег оказалось резонансным для бизнеса. Многие финансисты заступились за Калви, называя скандал, связанный с Baring Vostok, ударом по инвестиционному климату.

В поддержку инвестора высказывались предправления Сбербанка Герман Греф, основатель «Тинькофф банка» Олег Тиньков, предправления ВТБ Андрей Костин, сооснователь «Яндекса» Аркадий Волож, руководитель РФПИ Кирилл Дмитриев и др. Действия силовиков влияют на инвестиционный климат, комментировал арест Калви первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов: «Любые такие действия силовых структур настораживают бизнесменов и, безусловно, не способствуют инвестиционному климату». Группа «Черкизово», например, предупреждала инвесторов о рисках уголовного дела в своем проспекте к SPO в апреле 2019 г.: подобные события могут усилить негативное настроение инвесторов в отношении России, увеличить отток капитала и ухудшить деловой и инвестиционный климат, писали «Ведомости».

В чем обвиняли Калви

Уголовное дело против Калви и его коллег по фонду Baring Vostok и банку «Восточный» Следственный комитет возбудил в феврале 2019 г. Первоначально следствие квалифицировало дело как мошенничество (ст.159 УК), но затем сменило вменяемую статью на растрату. По версии правоохранительных органов, Калви вместе с другими фигурантами растратили 2,5 млрд руб. – так следствие расценило принятие в качестве отступных по кредиту на 2,5 млрд руб. акций люксембургской компании IFTG. Заемщиком было ПКБ, также принадлежащее фонду Baring Vostok. Миноритарий банка Шерзод Юсупов, голосовавший в совете директоров за сделку, позже счел замену неравноценной и обратился с заявлением в ФСБ. Кредит ПКБ был выдан для погашения забалансовых обязательств «Восточного» перед BCS Cyprus: по ним были заложены евробонды банка на 5 млрд руб., объяснял в суде сам Калви.

Стоимость акций люксембургской компании IFTG стала ключевым вопросом дела Baring Vostok. Следствие сначало оценило справедливую стоимость пакета в 600 000 руб. Калви же считал, что стоимость акций IFTG 3 млрд руб. и предлагал проверить это, продав пакет. Позже следствие заказало еще одну экспертизу: она показала, что акции с учетом ограничений в уставе компании стоили 254 млн руб. Но та же экспертиза показала, что рыночная стоимость пакета превышала 4 млрд руб.: фундаментальная стоимость активов, которыми владеет IFTG, составляет 4,2 млрд руб. Защита обвиняемых также настаивала, что ограничения из устава IFTG позже были исключены, а кредитные средства банка в итоге ушли на погашение его собственных забалансовых обязательств. ПКБ после заключения мирового соглашения погасило ущерб по уголовному делу на 2,5 млрд с помощью денег Baring Vostok.

Калви в суде не раз связывал уголовное дело с акционерный конфликтом в банке «Восточный». Он разгорелся три года назад. До начала конфликта крупнейшим акционером банка был Baring Vostok, который владел 51,6% акций банка, у «Финвижн» Артема Аветисяна было 32% и опцион на выкуп 10%. Он был заключен перед объединением «Юниаструм банка» Аветисяна с «Восточным». Вместе с пакетами партнеров Аветисяна – Юсупова (4,82%) и Юрия Данилова (3,2%) – реализация опциона увеличивала их долю до контрольной. Но в 2017 г. Baring Vostok отказался исполнять опцион и продавать «Финвижн» 9,99% акций «Восточного». Фонд объяснял отказ выводом активов из «Юниаструма» на 3,6 млрд руб. еще до присоединения, но проиграл спор за опцион в суде. За все время акционерного конфликта и из-за предписаний ЦБ у «Восточного» возникли проблемы с капиталом. Baring Vostok был готов выкупить допэмиссию банка на 5 млрд руб., которая была запланирована еще в 2018 г. Но суд запретил это делать по ходатайству «Финвижн», а позже ЦБ признал эмиссию несостоявшейся.

В октябре 2020 г. акционеры «Восточного» заключили мировое соглашение. Его главным условием стал отзыв всех исков из российских, зарубежных (Великобритания, Кипр, Италия) и третейских судов. В Лондонском международном коммерческом арбитраже (LCIA) претензии Baring были связаны со спорными сделками, проводившимися в «Юниаструм банке» Аветисяна до объединения «Восточного». Свои претензии на 22 млрд руб. в LCIA предъявила и «Финвижн» Аветисяна. А позднее подобные требования предъявили Калви в российском суде. В основном претензии были связаны со сделками в банке, которые, как считает «Финвижн», принесли ему ущерб. До мирового соглашения «Финвижн» уже выиграла все ключевые для себя процессы. После возбуждения дела летом 2019 г. компания выиграла спор об опционе на 10% «Восточного» у инвестфонда, фонд лишился контроля над банком.

Весной этого года история «Восточного» завершилась – Совкомбанк купил банк у его акционеров за 9,9 млрд руб. Совкомбанк присоединит «Восточный» и откажется от его бренда.

В подготовке статьи участвовала Дарья Макеева

Обсудить
Подписаться на уведомления
Екатерина Литова Алексей Никольский Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru