Ускорение темпов энергоперехода может привести к падению объема резервов ниже критической отметки уже в начале следующего десятилетия, заявил «Ведомостям» замминистра финансов Владимир Колычев в кулуарах Московского финансового форума.

«Мы проводили стресс-тесты разных сценариев энергоперехода, в некоторых наиболее сложных спрос на нефть начинает быстро сокращаться на горизонте до 2030 г. Пока вероятность такого развития событий не представляется высокой, но по крайней мере уже всерьез рассматривается, в том числе экспертным сообществом», – сообщил Колычев.

По его словам, уже в начале следующего десятилетия объем фонда национального благосостояния (ФНБ) может упасть до 2–3% ВВП. При условии, что бюджет останется сбалансированным, а секвестр расходов проводиться не будет, уточнил Колычев. Макроэкономические параметры – цену нефти и объем добычи, – которые использовались при построении шокового сценария, замминистра не назвал.

Ранее по теме: Кудрин сравнил переход к «зеленой» экономике с созданием двигателя

В Минэке на просьбу прокомментировать риски энергоперехода сообщили, что ведомство участвует в разработке подходов к адаптации отраслей экономики страны к глобальной зеленой повестке совместно с другими ведомствами. Разработка стресс-сценариев изменения спроса на энергоресурсы – правильная практика, сообщил представитель Минэнерго. Чем более полный набор возможных сценариев будет проработан, тем больше шансов у России быть готовыми к любому развитию событий, добавил он. Для сохранения эффективности российской энергетики бизнесу и государству необходимо заниматься диверсификацией продуктовой линейки, работать над созданием стимулов, развитием энергоэффективности и развивать технологии улавливания углерода, производства водорода, предложил собеседник «Ведомостей».

Для достижения углеродной нейтральности к 2050 г. миру необходимо отказаться от инвестирования в нефтегазовые проекты уже сейчас, сообщало в своем докладе Международное энергетическое агентство. Крупнейшие фонды на протяжении нескольких лет резко сокращают или вообще прекращают свои инвестиции в углеводородные проекты: например, государственный пенсионный фонд Норвегии (крупнейший суверенный фонд в мире) продал все активы, связанные с нефтегазовой отраслью. Дания, крупнейший производитель нефти в Евросоюзе, в конце 2020 г. приняла решение больше не выдавать лицензии на разведку месторождений нефти и газа в Северном море и отказаться от добычи к 2050 г.

Уйти от романтизма

В правительстве летом были созданы специальные рабочие группы «по адаптации российской экономики к глобальному энергопереходу», сообщал ранее РБК со ссылкой на источники и подтвердил представитель Минэка. Основная мотивация их учреждения – снижение спроса на традиционное топливо на фоне развития альтернативной энергетики. Решение о создании рабочих групп принималось в июне на фоне планов Китая по борьбе с изменением климата и радикальных инициатив ЕС по защите своего рынка от «грязных» товаров.

Перспектива энергоперехода в правительстве ни у кого не вызывает сомнений – вопросом являются лишь его сроки, заявил «Ведомостям» близкий к кабинету министров чиновник. По его словам, экономика альтернативных источников энергии, а также двигателей, действующих без использования традиционных видов топлива, стремительно растет.

Впрочем, на официальном уровне российские власти, хотя и не отрицают усиления климатической повестки, о ее реальных перспективах отзываются со скепсисом. Например, министр экономического развития Максим Решетников предупреждал о рисках заплатить за энергопереход слишком высокую цену. Глобальному сообществу в ближайшие годы будет необходимо уйти от излишнего романтизма по поводу климатической повестки и перейти к прагматизму – расчетам, в какую сумму обойдется энергопереход, обсуждению этого с населением и бизнесом, предлагал министр, выступая на Восточном экономическом форуме.

Зачем нужен ФНБ

Фонд национального благосостояния (ФНБ) – это резервные бюджетные накопления, которые предназначены для финансирования государственных расходов в периоды спада цен на нефть. Фонд формируется за счет поступлений так называемых сверхдоходов от продажи энергоресурсов. Налоговые поступления от продажи нефти свыше цены отсечения – на 2021 г. она установлена на уровне $43,3 за баррель и ежегодно индексируется – стерилизуются в ФНБ. В периоды, когда стоимость энергоресурсов падает ниже этой отметки, средствами фонда компенсируется снижение доходов бюджета, фактически они идут на покрытие расходов вместо налогов от продажи нефти. Общий объем фонда на 1 сентября превысил 14 трлн руб., что эквивалентно 12,1% прогнозируемого на 2021 г. ВВП, сообщал Минфин. Ликвидная часть фонда составила 8,5 трлн руб., или 7,3% ВВП. Согласно Бюджетному кодексу, средства ФНБ свыше 7% ВВП могут быть вложены в «иные финансовые активы», ниже этого уровня в периоды, когда стоимость нефти выше цены отсечения, объем фонда опускаться не может. Как только накопления в фонде падают ниже 5%, вступают в силу ограничения на его использование – в год, согласно Бюджетному кодексу, разрешается расходовать не более 1% ВВП.

Переход на зеленую энергетику с постепенным отказом от сырьевых ресурсов, имеющих высокий углеродный след, потребует беспрецедентных капитальных вложений на десятки триллионов долларов/евро, создания новых технологий и займет десятилетия, говорил в интервью Bloomberg министр финансов Антон Силуанов. «Стресс-тестирования, которые проводим и мы сами, и международные агентства, показывают возможность существенного снижения спроса на уголь, нефть, нефтепродукты и газ. Так как доля доходов нашего бюджета от сырьевых экспортных товаров высока, мы должны понять, как мы будем замещать эти выпадающие доходы, если данные прогнозы сбудутся», – уточнял Силуанов.

Нефтяные компании и глобальные трейдеры главный риск энергоперехода видят в снижении инвестиций в отрасль и перспективе острого дефицита энергоресурсов на рынке. Мир может столкнуться с острым дефицитом нефти и газа из-за недоинвестирования нефтегазовой отрасли, которое складывается в связи с тенденцией к энергопереходу и отказом от традиционных ресурсов в пользу альтернативной и возобновляемой энергетики, заявил главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин, выступая на энергетической панели в рамках ПМЭФа.

По словам исполнительного директора трейдера Trafigura Джереми Вейра (также выступал на энергетической панели ПМЭФа), чтобы не создать барьеры экономическому росту, особенно для развивающихся стран, потребуется обеспечить бесперебойный доступ к дешевым энергоносителям, в том числе углеводородам, еще долгие годы. «Очевидно, что к 2050 г. мировая экономика будет в 2–3 раза больше», – отмечал в своем докладе руководитель департамента аналитических исследований в России Bank of America Карен Костанян. По его словам, при низком уровне инвестиций в нефтегазовый сектор через 5–10 лет отрасль выйдет к определенному пику, за которым может последовать кризис.

В марте президент «Лукойла» Вагит Алекперов также отмечал, что его компания видит риск дефицита предложения нефти и газа на мировом рынке в ближайшие пять лет из-за недостатка инвестиций в добывающую отрасль.

Ничего нельзя исключать

Если говорить о параметрах сценария энергоперехода, который Минфин рассматривает как шоковый, то, по всей видимости, речь идет о снижении мирового спроса на нефть на 15–20% к докризисному уровню на рубеже 2030-х гг., предположил руководитель направления «Экономика отраслей ТЭК» фонда «Центр стратегических разработок» Александр Амирагян. Цена, по его расчетам, в этом случае должна будет балансировать на уровне примерно $25–30 за баррель во второй половине 2020-х гг. и начале 2030-х гг. При этом объем экспорта нефти из России может упасть, но в умеренных объемах – за счет роста экспорта в направлении стран Азии.

Вероятность реализации сценария стремительного энергоперехода на сегодняшний день представляется не очень высокой ввиду ряда факторов, добавил Амирагян. Прежде всего из-за неопределенности перспектив развития новых технологий, которые должны будут обеспечить энергопереход. Основные из них – электромобили, водород, энергоэффективность, ВИЭ, продолжил эксперт. Нет понимания, в какой мере эти технологии смогут конкурировать с традиционными видами энергии, особенно в странах со средними и низкими доходами, резюмировал Амирагян.

Сильное и системное падение спроса на нефть до 2030 г. маловероятно, скорее всего, процесс энергоперехода будет более растянут во времени, согласился старший директор группы по природным ресурсам в лондонском офисе рейтингового агентства Fitch Ratings Дмитрий Маринченко. Но исключить такой вариант событий нельзя – например, страны могут начать действовать более решительно в случае какой-то природной катастрофы, которая однозначно будет связана с изменением климата, добавил эксперт. Технологический прорыв – такой, как изобретение более энергоемких батарей или снижение стоимости генерации за счет ВИЭ, – также может существенно ускорить процесс, полагает он.

Чтобы к началу 2030-х гг. ФНБ сократился до объема 2–3% ВВП, достаточно, чтобы нефтяные цены колебались недалеко от базовой цены и произошел один достаточно мощный кризис с реальным падением нефтяных цен, подсчитал директор группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. Дело в том, что номинальный ВВП будет расти быстрее, чем сумма накоплений в фонде, поэтому отношение его объема к размеру экономики постепенно будет размываться чисто статистически, пояснил он.

Сейчас практически все согласны, что энергопереход – это реальность и его не избежать, отметил главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов. Но пока идет только выработка будущей политики, а реальные меры по адаптации ограничены отдельными узкими направлениями. Стремительное ускорение энергоперехода, безусловно, шоковый сценарий для российской экономики. Но и в более оптимистических сценариях российский экспорт столкнется с большими проблемами, во что не хочется верить в условиях нынешних высоких цен на энергоносители.

Обсудить Новости СМИ2 Отвлекает реклама?  С подпиской 
вы не увидите её на сайте

Источник: vedomosti.ru