Компания EY подготовила исследование влияния на экономику практик борьбы с ковидом в девяти крупных мегаполисах мира (есть в распоряжении «Ведомостей»). В нем учтена эффективность принятых городами мер с точки зрения не только эпидемиологических показателей, но и влияния на состояние экономики мегаполисов. По совокупности показателей – глубине экономического спада в 2020 г., уровню безработицы, заболеваемости и смертности – Москва оказалась на 3-м месте после Осло и Сингапура.

Города из исследования можно разделить на два типа в зависимости от выбранной стратегии. Первые выбрали стратегию локдауна – строгие и продолжительные ограничения (Гонконг, Сингапур, Лондон, Париж и Осло). Вторые придерживались гибкого подхода – адаптации набора ограничений и мер поддержки исходя из меняющейся обстановки (Москва, Нью-Йорк, Мадрид и Стокгольм).

По словам партнера EY Ольги Архангельской, подход Москвы можно назвать оптимальным среди сопоставимых городов, он позволил показать минимальный уровень безработицы и небольшое снижение экономики на фоне умеренных показателей смертности и заболеваемости.

На вакцинацию от коронавируса потребуется еще 29,7 млн доз за 26,5 млрд рублей

Большая часть средств из бюджета пойдет на «Спутник V»

Снижение экономики города за период пандемии (считались 2020 либо 2020 г. плюс I квартал 2021 г.), по предварительным оценкам EY, составило в Москве 4%. Меньший экономический спад за счет гибких ограничений был достигнут только в Нью-Йорке (3,3%) и Стокгольме (2,7%), но на фоне одних из худших показателей заболеваемости и смертности. Пиковая безработица в Москве была лишь на уровне 3% (к марту 2021 г. – менее 1%), это лучший показатель среди всех городов. Хотя по уровню смертности от ковида (более 17 000 человек) Москве далеко до лидеров, в общем списке по этому показателю она оказалась на 4-м месте. За счет строгих транспортных ограничений Сингапуру и Гонконгу пока удается удерживать смертность на минимальных значениях: 32 человека в Сингапуре и 210 – в Гонконге. Минимальное место – 5-е – у российской столицы оказалось по уровню заболеваемости на 1 млн населения.

В EY отмечают, что другие лидеры – Осло и Сингапур – сильно отличаются от российской столицы. Первый – сравнительно небольшой город, а второй – островное государство.

В целом эксперты EY пришли к выводу, что длительный локдаун позволил временно сдержать рост эпидемии, но привел к негативным последствиям для городских экономик. Так, Гонконг, Сингапур, Лондон, Париж и Осло столкнулись с существенным спадом экономики – снижением валового регионального продукта (ВРП) в среднем на 7% и ростом безработицы до 6%.

Важно, что в Москве ограничительные меры принимались одновременно с мерами поддержки бизнеса и населения, считает Архангельская: «Наиболее востребованными и эффективными оказались отсрочки по налогам и платежам в пользу города, программы субсидирования кредитов для МСП, а также всевозможные консультационные и образовательные программы, нацеленные на переход и адаптацию бизнеса к работе в онлайн-форматах». Другим преимуществом Москвы Архангельская назвала оперативно разработанную и реализованную коммуникационную стратегию.

Общие расходы бюджета Москвы выросли более чем на 500 млрд руб., что помогло сгладить негативные эффекты для экономики, рассуждает Марсель Салихов, директор Центра экономической экспертизы НИУ ВШЭ: «Более того, финансирование дополнительных расходов, по сути, осуществлялось за счет накопленных ранее остатков, без увеличения долга. Это помогло быстро и агрессивно нарастить расходы на здравоохранение и социальные цели». По оценке эксперта, дополнительные расходы города и программы поддержки помогли компенсировать по крайней мере 2 процентных пункта изменения ВРП Москвы в прошлом году. По предварительным данным правительства Москвы, ВРП Москвы снизился в прошлом году на 1,8%, что лучше среднероссийского уровня (ВВП упал на 3,1%).

Рост активности со стороны работодателей свидетельствует об успешности действующих механизмов поддержки бизнеса, уверен заместитель мэра Москвы Владимир Ефимов. По его словам, позитивную динамику демонстрируют многие отрасли экономики Москвы. Так, индекс производства в обрабатывающей промышленности в январе – апреле 2021 г. вырос на 12,5% к январю – апрелю 2020 г. Причем драйверы роста, рассказывает Ефимов, – это в том числе отрасли, помогающие справиться с пандемией: химическая промышленность и фармацевтика. Продолжается и приток инвестиций в городскую экономику: прирост инвестиций в основной капитал за I квартал 2021 г. составил 16,8% к аналогичному периоду прошлого года. По данным правительства Москвы, численность безработных снижается с октября 2020 г. и на 30 мая составила 47 600 человек.

Обсудить
Подписаться на уведомления
Елена Ведерина

Источник: vedomosti.ru