В Алма-Ате днем 6 января было туманно и сыро. После вчерашних погромов прохожие на улицах попадаются редко, стараются идти, не встречаясь ни с кем взглядом, многие сразу переходят на другую сторону улицы. Чувствуется уныние и напряженность, а угроза попадания в кадр вызывает нервную реакцию.

У банкоматов и в продуктовых магазинах выстроились очереди. Крупный сетевой ритейл закрыт, в небольших лавочках полки стремительно пустеют, хлеба к 14.00 уже было нигде.

Витрины магазинов люксовой одежды, дорогих аксессуаров, ювелирных изделий разбиты, не говоря уже об отделениях банков. Местами владельцы успели наскоро заколотить разбитые стекла досками. 

Как выглядит Алма-Ата после протестов и погромов. Фоторепортаж «Ведомостей»

Разграбленные банкоматы, магазины и полицейские участки в ожидании военного контингента ОДКБ

Силовые учреждения сожжены, например здание прокуратуры на улице Кабанбай батыра, неподалеку от нее разграблен один из крупнейших в городе охотничьих магазинов «Алпамыс». Сгоревшие авто попадаются почти в каждом квартале.

Днем в центре города в целом было спокойно, особенно по сравнению со вчерашней «ночью перед Рождеством». Были только локальные перестрелки: например, стрельба у здания департамента полиции на Масанчи, но она быстро стихла после того, как в ее сторону пронеслась колонна с военными транспортными грузовиками и «хаммерами». По сообщениям очевидцев, силовики в первой половине дня вступили в бой с вооруженными повстанцами в районе акимата – мэрии Алма-Аты. Уже к 15.30 перед этим зданием на площади Республики (Новой площади) было тихо. Пожарные завершали тушение вчера белоснежных, а теперь почти полностью черных стен мэрии. По каскадной лестнице перед зданием стекали потоки воды.

18 сотрудников силовых структур погибли в Казахстане во время беспорядков

Еще 748 полицейских и сотрудников нацгвардии пострадали, защищая казахстанцев, сообщил канал «Хабар 24»

Небольшая группа прохожих в сквере перед акиматом ворошила коробки из-под боеприпасов. Это привлекло мое внимание. 

– Смотрите, чем истребляли народ! – воскликнула женщина, демонстрируя боевые патроны и гильзы. Она указывала на нечто слипшееся и грязное в одной из коробок, напоминающее человеческие внутренности. 

– Это кишки наших людей! Фотографируйте, собирайте вещдоки на власть! – довольно убежденно, хоть и не во всем столь патетично, восклицала она. На мое замечание, что стреляли боевыми патронами с обеих сторон, она никак не отреагировала. 

– А ты был здесь вчера? – спросил меня один из прохожих.

– Был и таскал на себе раненых, – не соврал я. Отличительных знаков прессы на мне сегодня не было, поскольку 5 января на представителей медиа протестующие реагировали крайне негативно.

– По-другому было нельзя, ты же должен это понимать. Если бы мы шли мирной демонстрацией, нас бы избили и перебили еще на самом старте марша, – отреагировал собеседник на замечание о том, как жаль, что теперь родной и любимый город разрушен. На этом наш диалог прекратился.

На территорию резиденции президента – здания через дорогу от акимата – прохожие проникали свободно. Именно здесь 5 января велись самые ожесточенные бои протестующих с военными. До сих пор чувствовался запах слезоточивого газа. Почти по всему периметру в кованой ограде вокруг резиденции зияли проломы. Их заняли сгоревшие автомобили – «Камазы» и пожарные машины, которые протестующие использовали в качестве тарана.

Как выглядит разгромленная резиденция президента Казахстана. Фоторепортаж «Ведомостей»

Внутри здания все еще не потушен огонь, и по территории разбросаны гильзы

Здание почти целиком обуглилось, его фасады обрушились, но оно продолжало тлеть, хотя осада закончилась еще в ночи. Черные стены, обвалившиеся панели, обуглившиеся персидские ковры, вольтеровские кресла, предметы искусства и дым под потолком – не так обычно выглядит президентская резиденция. Главный холл дворца украшало дотла сгоревшее авто. 

– Лучше не снимай, – попросил один «посетителей». 

– На память, – ответил я. 

– Не забудешь, если власть поменяется, – заверил мой собеседник. Внутри бродило и осматривалось десятка полтора людей, и все без особого стеснения фотографировали резиденцию. 

Тем временем вечерело, сменился и тон разговоров. 

– Все мои знакомые хулиганы ночью обещали выйти на улицу, – услышал я уже на выходе из резиденции диалог ее «гостей».

– Но ведь военные, ОДКБ… – заметил его пожилой собеседник.

– Наши [силовики и армия] разбежались, и их – тоже разбегутся, – парировал первый участник диалога. 

Редкие и небольшие группы примерно по 10 человек начинали собираться в районе Новой площади и о чем-то договариваться. Вечер переставал быть томным. На саму площадь Республики также прибывал народ, впрочем, довольно мирного вида. Часть из них были похожи скорее на бездомных. Это люди, приехавшие в эти дни со всего Казахстана, объяснил один из стоявших в толпе.

Почему-то им оказалось некуда идти. Люди грелись у костров, там же раздавали горячую еду. Под монументом независимости пожилой человек с флагом Казахстана говорил речь. 

– Нам не нужен майдан, мы хотим мирного разрешения ситуации, – объявил он на казахском. – [Нынешний президент] Токаев, [прошлый] Назарбаев – все это карты одной колоды. Мы хотим полной и абсолютной смены власти.

Судя по всему, он представлял одну из партий, по правую и левую руку говорившего стояли люди с плакатами. «Вооруженные миротворцы – не миротворцы», – гласила надпись. Люди на площадь тем временем продолжали прибывать, хотя и медленно.

К 18.00 туман в Алма-Ате сильно сгустился, видимость резко упала. По дороге с площади меня попытались задержать люди в штатском. Их намерения, род деятельности и политические взгляды я предпочел не узнавать.

Огни Алма-Аты. Репортаж «Ведомостей» из мятежного города

Наш журналист прошел с протестующими от окраины до резиденции президента

К тому моменту в район проспекта Достык – одной из близлежащих к площади улиц – проследовали военные, сообщили очевидцы. 

Через час-полтора в центре города послышались первые очереди. По сообщениям местных СМИ и очевидцев, зачистка города перешла в активную фазу. Выход в интернет вновь подавлен, пока каналом доступа к сети остается подключение через VPN. В 20.00–21.00 в центре Алма-Аты шли стычки с полицией, были слышны одиночные выстрелы и очереди.

Канонады и непрекращающейся стрельбы, как накануне, пока нет. Вряд ли эта ночь станет для Алма-Аты «Варфоломеевской». Но очевидно, что после грабежей, в том числе силовых ведомств, у массы агрессивно настроенных к власти людей в домах появилось огнестрельное оружие. А если ружье в первом акте висит на стене – оно обязательно выстрелит.

Ранее по теме: Россия с союзниками начинает в Казахстане первую полномасштабную операцию Обсудить
Подписаться на уведомления
Международные новости Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru