Заявление о возможном присоединении Южной Осетии к России прозвучало в период предвыборной кампании действующего президента закавказской республики Анатолия Бибилова – выборы там состоятся 10 апреля. Как уточнила его пресс-секретарь Дина Гассиева, референдум о присоединении состоится после 10 апреля.

«Я считаю, что объединение с Россией – наша стратегическая цель. Наш путь. Чаяние народа. И по этому пути мы будем двигаться. Соответствующие юридические шаги мы сделаем в ближайшее время. Республика Южная Осетия будет в составе своей исторической Родины – России», – заявил Бибилов 30 марта. Он напомнил, что Южная Осетия неоднократно изъявляла желание войти в состав России. Республика, по его словам, упустила возможность в 2014 г., когда к России присоединился Крым: «Но больше такого допустить не можем».

В Кремле не стали однозначно комментировать это заявление. «Я не могу выразить никакую позицию. В этом плане никаких юридических и иных действий не предпринималось. В данном случае речь идет о выражении мнения народа Южной Осетии. Мы с уважением к этому относимся», – заявил журналистам 31 марта пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Представители «Единой России» инициативу приветствовали. «Я думаю, и народ России, и народ Южной Осетии поддержат это решение. Оно будет для нас историческим», – заключил зампред комитета по делам СНГ Артем Туров.

В случае вхождения Южной Осетии в состав России, по словам Бибилова, республика могла бы объединиться с Северной Осетией. Глава этой российской республики Сергей Меняйло поддержал возможность объединения. Он отметил, что «в различные исторические периоды политиками принимались решения, которые так или иначе меняли контуры административных или государственных границ».

«Осетины на юге и севере никогда не теряли связи друг с другом, не отдалялись, оставаясь единым народом с единой культурой, языком, традициями, – заявил Меняйло. – Но это никогда не влияло на желание осетин быть единым целым, единой семьей. Собственно, мы так и живем: работаем во Владикавказе, а дом в Цхинвале, на выходные – туда или наоборот».

Депутат заксобрания Северной Осетии Виталий Чельдиев (фракция «Патриоты России») согласился с тем, что решение назрело давно и «начатое в 2008 г. (т. е. признание независимости Южной Осетии. – «Ведомости») нужно довести до конца». «Мне по ходу моей деятельности приходится бывать в Южной Осетии, я много встречаюсь там с народом. Все их чаяния связаны с Россией. Осетины заслуживают того, чтобы не быть разделенными», – сказал Чельдиев «Ведомостям».

По его словам, депутаты Северной Осетии на заседании 31 марта обсуждали вопрос о том, как именно будет происходить возможное объединение республик: «Пока Южная Осетия должна войти по процедуре как самостоятельный субъект, следующий этап – объединение двух субъектов. И когда уже появится единая Осетия или Алания без приставки Северная и Южная, можно будет обсудить, где будут органы власти». Чельдиев предполагает, что правительство этого региона будет находиться во Владикавказе, но отдельные министерства могут быть и в Цхинвале, например министерство по делам национальностей или министерство сельского хозяйства. Проблем, по его словам, это вызвать не должно: территория даже объединенной республики не настолько большая, чтобы это разорвало работу.

Северная Осетия, отметим, в 1995 г. изменила название республики, добавив историческое название Алания.

Объединение очень важно с национальной и идеологической точки зрения, но едва ли принесет Южной Осетии экономическую выгоду, говорит экс-советник президентов республики Бибилова и Леонида Тибилова Сослан Джусоев. «Законодательство Южной Осетии очень близко к российскому, но, например, налоговый режим у нас более мягок. Еще Южная Осетия, как суверенное государство, имеет свои таможенные платежи, что тоже уйдет», – говорит Джусоев.

Бюджет Южной Осетии зависит от безвозмездных поступлений из России более чем на 90%, писал «Коммерсантъ». Плюсом может стать повышение зарплат занятым в госсекторе, ведь большая часть населения республики – бюджетники, продолжает он. «Но такими, экономическими категориями мало кто рассуждает, когда речь идет о национальном объединении», – подчеркнул он.

По данным переписи населения от 2015 г., в Южной Осетии проживает 53 000 человек. «Если республику присоединят к Северной [Осетии], весь бюрократический аппарат, который формировал государственность, расформируют, – опасается югоосетинский журналист Алик Пухаев. – Люди будут уезжать на север». Но если Южная Осетия будет отдельным регионом России, граждане этого не поймут, отмечает он: «Люди готовы отказаться от статуса государственности, если будет исполнена давняя мечта объединения осетин».

Этнически две Осетии практически не отличаются, поэтому объединение субъектов было бы логично, говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. «Южная Осетия маленькая, но в ней конфликтные элиты», – считает эксперт. Объединение субъектов политически решает эту проблему.

Южная Осетия провозгласила независимость 29 мая 1992 г., в разгар конфликта с Грузией, частью которой она ранее являлась. В 1992 г. в республике уже проходил референдум о присоединении к России, тогда эту идею поддержали 99,89% проголосовавших. 26 августа 2008 г., после пятидневной войны с Грузией, Россия признала Южную Осетию, а также Абхазию независимыми государствами (последняя пока не заявила о намерениях войти в состав России).

Власти Южной Осетии уже поднимали вопрос о референдуме по вопросу присоединения к России в 2017 г., но в итоге он был отложен на неопределенный срок. Макаркин допускает, что объединение может не состояться и в этот раз, если будет решено, что это повлечет осложнение отношений с Грузией, которая не стала активно поддерживать Украину в период военной спецоперации. Но нынешняя ситуация – период возможностей разрешить замороженные территориальные споры, отмечает исполнительный директор Института развития парламентаризма Сергей Малахов.

Подписаться на уведомления
Демократия Новости СМИ2 Новости СМИ2 Хотите скрыть рекламу?  Оформите подписку 
и читайте, не отвлекаясь

Источник: vedomosti.ru